Главная arrow новости архив arrow Д.А. Дмитриев - Твердыня Света
29.05.2020 г.
Д.А. Дмитриев - Твердыня Света Печать
Д.А. Дмитриев

Твердыня Света

 

Явите удачно угодное Мне дело, удобное вам, дружеское дело, уготовляющее дом Мой.

Образы любви собирайте. У любви словите понимание лучше убрать дом. У добра спросите, какое содержание приличествует дому?

У чести узнаете дома чистого соявление красоте.

Озарение, 1, VI, 15

 

В центре города стоит Храм. На алтаре Храма покоится Чаша с Сокровищами явленными. Много народа приходит в Храм подивиться Сокровищам, каждый со своим и за своим приходит, а с чем – неизвестно то. Но вот беда приключилась. Пошатнулся Храм и упала чаша с алтаря, и рассыпались Сокровища явленные. Ринулся народ к Сокровищам. Зачем ринулся? Кто-то уберечь хотел от разрушения и вернуть Сокровища на алтарь. Кто-то схоронить себе за пазуху и домой унесть, в уголок потаенный. Кто-то обменять выгодно собирался. Как понять?..

Пошатнулся Храм. Много народа собралось – и доброго и недоброго. Враги пришли – ухмылялися. Друзья пришли – в споры кинулись. Раззадорились, добры молодцы – за чубы таскать друг друга ринулись…

Время тяжелых нагнетаний и испытаний. Одно это вроде как неоспоримо, с этим согласны все, и через это надо пройти. «Владыко, пошли мудрость распознать Волю Твою. Слаб и слеп я, но сердце мое принадлежит Тебе – принеси его во имя спасения мира. Направь ко Благу, Господи. Да будет Воля Твоя».

Международный Центр Рерихов и Наследие Рерихов – одно ли и тоже? Можно ли между ними поставить знак равенства? Международный Центр Рерихов и Учение Живой Этики – одно ли и тоже? Можно ли между ними поставить знак равенства? Могут ли Наследие и Учение быть без Центра? А может ли Центр существовать без и вне Наследия и Учения? Что является первостепенным и основополагающим?

Могут ли Наследие и Учение меняться с годами, десятилетиями, столетиями? Они даны на целую Новую Эпоху, а потому неизменны, может лишь меняться понимание и осознание Их. И даны они для всего человечества, для каждой живой души, рожденной и ещё нерожденной. А Центр – может ли он меняться с годами, десятилетиями, столетиями? Для меня ответ на последний вопрос более чем очевиден – не только может, но и должен – это жизненный закон. Центр – это живой организм и подчиняется всем законам жизни и смерти. Как организм – он рождается, достигает своего развития и умирает, давая жизнь новому организму. Остается неизменным лишь его Суть – его Душа, в данном случае это Наследие и Учение. Мы это уже наблюдали – был Советский Фонд Рерихов, стал Международный Центр Рерихов. Это произошло при жизни Святослава Николаевича, а если бы такое произошло после его ухода? Как бы это было воспринято? А как будет тысячу лет спустя? Будут ли такие формы и с такими наименованиями как «общественная организация», «музей», или все канет в Лету? Будет ли такая страна как Россия, или все изменится? Не будет ли то же самое, что мы наблюдаем в современной церкви – цепляние за прошлое, потерявшее смысл и значение, как, например, бормотание молитв на староцерковном языке?

Как же определится дальнейшая судьба Центра? Что суждено ему? Может быть, необходимо, не обращая внимания на град ударов судьбы, стиснув зубы до боли, в невыносимом напряжении пройти эту полосу невзгод и испытаний, сохранив статус Центра таким, каким его видел Основатель Центра, последний из Четырех – Святослав Николаевич Рерих – в виде общественной организации? Или настало время перемен? Или настало время новой ступени, нового шага, новых возможностей и… новых трудностей и препятствий?

«Господи, пошли мудрость распознать Волю Твою».

Что мы имеем? Прекрасный Центр-Музей, прекрасная музейная экспозиция, отлаженная выставочная работа практически на всем пространстве России, а также и за её пределами, издательство книг и журнала, научная деятельность, «подчищенный» коллектив преданных сотрудников, способных работать в самых напряженных ситуациях и … Дамоклов меч над головой: отсутствие прав на здания (может, в судебном порядке и можно оспорить правомочность действий Росимущества, а, может, и нет. Нужны ресурсы – специалисты, финансы, время). Насколько я понимаю, право на Наследие, хранящееся в Центре и переданное С.Н.Рерихом, оспорено Минкультом (наверное, можно в судебном порядке опротестовать это решение, но не в российских судах, а для этого также нужны различные ресурсы). Финансовые трудности – но к этому вроде как попривыкли. Не трогали бы со зданиями и Наследием, остальное решаемо в самом Центре и пространстве Рериховского движения (РД).

Кстати, о РД – оно разнородно, разнопланово, впрочем, как и само человечество. Считать РД главной движущей силой эволюции человечества, наверное, неправильно. Может, только что в лице его лучших представителей, но вот беда. Чуть ли не каждый именно себя считает «лучшим и светлым», а остальных, кто с ним не согласен, «темными». И деление это происходит не по светотени, а по извилинам интеллекта. В Учении Живой Этики мы не найдем такого понятия как «рериховец» (не люблю это слово, слишком свято для меня Имя Рерихов, чтобы постоянно его упоминать всуе, особенно от тех людей, которые используют его в негативном оттенке). Не найдем мы такого понятия и в работах Рерихов (по крайней мере, в смысле того, что будьте «рериховцами»!). И Святослав Николаевич не призывал никого быть «рериховцем», а призывал стремиться стать новым совершенным Человеком. Такие новые и совершенные Человеки (не придирайтесь, специально так пишу) могут появиться в разных народах, в разных культурах, в разных вероисповеданиях, в разных философских воззрениях. Но отличительная способность такого Человека – его наднациональность, надкультурность, надконфессиональность, но при этом глубочайшая любовь, уважение и преданность своему народу, своему делу, своей культуре. Узкое сознание не способно это вместить. В Учении Живой Этики не сказано – стремитесь стать «рериховцами». А мы стремимся и гордимся этим: «Я уже 15 лет сознательной жизни “рериховецˮ!». При этом мы пошли даже дальше – не просто «рериховец» является теперь критерием принадлежности к Свету, а ещё – МЦР-вец ты или нет? А все ли принимаешь от МЦР или самовольничать изволишь? И как-то нехорошо становится от этого…

Для меня ясно одно – Центр-Музей – это Твердыня Света (не единственная в планетарном масштабе, но очень важная, особенно для России). Наследие, которое там хранится (но также и то, которое развеяно по всему миру) – это ключ к Будущему человечества, это Путь в Будущее. От судьбы Центра зависит очень многое, которое, скорее всего, не будет видимо сразу же, но лишь спустя n-ое количество времени. И нам крайне важно сохранить Центр и найти пути его развития в соответствии с Волей Учителя.

Для краткости буду использовать два принятых понятия, хотя каждое из них достаточно условно и обобщенно: защитники МЦР, враги МЦР. Для защитников МЦР, сам МЦР всегда был неким эталоном совершенства, слово сотрудников МЦР воспринималось чуть ли не как Истина в последней инстанции, и защита в основном воспринималась как необходимость во всем следовать беспрекословно указаниям МЦР. Но был ли (и есть ли?) МЦР таким Высшим Идеалом, и являются ли сотрудники МЦР совершенными людьми? Более того, от самих сотрудников МЦР приходилось слышать о том, что некоторые люди, занимающие руководящие должности в МЦР, являются просто функционерами (!). Беспрекословным и явным лидером МЦР являлась доверенное лицо С.Н.Рериха – Людмила Васильевна Шапошникова. Находясь на должности Генерального директора Музея, Людмила Васильевна была авторитетнее и значимее Президента МЦР, руководителя организации, которая по замыслу С.Н.Рериха, должна была осуществлять общее руководство Центром. Музей должен был быть при Советском Фонде Рерихов (в дальнейшем при МЦР). Задачей Фонда (МЦР) было финансовое обеспечение и общее руководство Музеем. «Мне весьма импонирует идея создания общественного Фонда имени Рериха, который взял бы на себя финансовое обеспечение и общее руководство Центра», – С.Н.Рерих, а перед этим: «Суть концепции Центра-Музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации (по типу Детского Фонда)». Может быть, здесь важным является замечание – «по типу Детского Фонда»? Осуществлял ли свою финансовую деятельность МЦР «по типу Детского Фонда»? И если мы внимательно прочитаем видение С.Н.Рериха Центра, которое описано во всем известной статье «Медлить нельзя», то таким ли в полной мере является МЦР?

До ухода Л.В.Шапошниковой МЦР развивался благодаря несломимой Огненной Воле Людмилы Васильевны. Все нападения на МЦР как будто разбивались о мощную стену, созданную Огненным Духом Л.В. Перед уходом Л.В. был избран новый Президент МЦР – А.П.Лосюков – не «рериховец», но человек искренне неравнодушный к Наследию и обладающий, видимо, необходимыми качествами для того, чтобы возглавить МЦР в труднейший для него период и вывести его из кризиса. Защитники МЦР, говорящие о мудрости Л.В. при формировании коллектива, совершенно не учитывают тот факт, что Президент МЦР был избран при Людмиле Васильевне и на это была, в том числе, и её Воля! Александр Прохорович предложил коллективу МЦР проект (!) выхода из кризисной ситуации для обсуждения (!). Но, насколько я понимаю, обсуждения никакого не последовало, а вместо этого последовало недоверие Президенту и его последующая отставка. Я ещё раз хотел бы подчеркнуть важную мысль – А.П.Лосюков предложил именно рабочий проект для дальнейшего обсуждения, а не готовое решение, которое он пытался «навязать» всем остальным.

«Пошатнулся Храм. Много народа собралось – и доброго и недоброго. Враги пришли – ухмылялися. Друзья пришли – в споры кинулись».

Позволю себе описать свое видение всей этой ситуации. Крайне тяжелое положение сейчас испытывает не только МЦР, но и Россия – страна, которая должна стать оплотом Нового Сознания. Мне небезразлична ни судьба МЦР, ни судьба России, и поэтому позволю себе описать свое видение всей этой ситуации. Но перед этим приведу слова С.Н.Рериха:

«Дорогие друзья!

Обращаюсь к вам в этот нелегкий для нашей Родины час. Вы, участники Рериховского движения, хорошо понимаете значение культуры и культурных начинаний. Именно культура может сейчас сыграть важную объединительную роль. Гуманистические идеи нашей семьи, имеющие высокий духовный потенциал, как никогда приобретают огромное значение. Стремясь к самому прекрасному, стараясь внести в каждый день ту каплю духовности, которая поможет облегчить наш путь в будущее, мы всегда должны помнить об ответственности, которую мы с вами несем. Те, кто следуют путем Красоты, Добра и Совершенства, не могут позволить себе ни агрессивности, ни злобности, ни враждебности по отношению к другим. Вы должны нести тот свет, который поможет всем нам идти по лестнице Восхождения, поможет одолеть все темное, что стоит между нами и тем светлым будущим, к которому мы вместе с вами стремимся».

  1. А.П.Лосюков, будучи законным и действующим Президентом МЦР, внутренне чувствовал (осознанно или неосознанно) наступление важнейшего исторического момента – необходимость государства взять на себя важную задачу – сохранение Наследия Рерихов. Именно Российское государство (какое бы оно ни было несовершенное, какие бы ни были чиновники и ведомства. Вспомните приезд Рерихов в Москву с даром Махатм – разве правительство большевиков представляло из себя синедрион святых и мудрецов?) должно взять на себя ответственность за Центр и Наследие. Все это вылилось в проект общественно-государственного партнерства. Замечу – не передача Наследия государству, а общественно-государственное партнерство. Для тех, кто любит ссылаться на Закон РФ об общественных объединениях в том, что государство не может являться учредителем общественной организации, зайдите в интернет и просмотрите ссылки по теме общественно-государственных организациях. Они есть.
  2. Давние враги и недоброжелатели МЦР, как ни странно, оказались солидарны с защитниками МЦР – и те и другие увидели в этом проекте разрушение МЦР. Враги обрадовались и начали поддерживать проект, а защитники вознегодовали и всех поддерживающих проект заклеймили предателями. А между тем, это проект нечто совершенно иное – это не разрушение МЦР, а возможная новая ступень его развития, но для этого необходимо его обсуждать (доброжелательно), как и предлагал автор проекта. Что я имею ввиду, опишу ниже.

Не могу не сказать несколько слов об удивительном человеке – Шалве Александровиче Амонашвили, но сначала обращусь к нему:

«Дорогой Шалва Александрович! Много откровенно лживых, осуждающих, недоброжелательных, холодно-сдержанных, несправедливых слов звучит в Ваш адрес от «рериховцев» после Вашего обращения. Когда я услышал о недоверии, которое члены МЦР высказали своему Президенту, то первое, о чем я подумал – услышать бы Ваш мудрый совет. И Вы высказались – прямо, честно и откровенно. Вы точно знали, что Ваша позиция не будет поддержана многочисленными защитниками МЦР. Но Вы сказали свое слово. Спасибо! Ваша поддержка проекта позволила по-другому взглянуть на него – не скоропалительно осудить, а задуматься над ним. Вы всегда учили и учите своих учеников мыслить самостоятельно, Вы примите несколько моих мыслей о проекте? Вижу Ваши испытывающие глаза, Вашу одобряющую улыбку – спасибо, Учитель!»

Дорогие друзья! Не клевещите и не осуждайте Шалву Амонашвили. Хотя бы просто по-человечески, хотя бы из норм обычной этики и морали. Шалва Александрович прожил долгую и плодотворную жизнь, насыщенную мудрой Любовью и стремлением улучшить жизнь Ребенка, а значит Будущее. Он достоин самого искреннего и глубокого уважения, а ваши недостойные слова – это тяжелые камни на вашем собственном жизненном пути. Ваши обвинения в адрес Шалвы Амонашвили жестоки и несправедливы. Хотелось бы здесь заметить, что МЦР до сих пор на своем сайте не опубликовал эти письма, за исключением корректного несогласия Рериховских обществ ЕС. Зато многочисленные «защитники» МЦР с каким-то особенным смаком принялись осуждать и обсуждать Амонашвили. Дорогие друзья, глупо обвинять Ш.А. в каких-то личных заинтересованностях. Ещё в советские времена Ш.А. был известен, и уже тогда он стал АМОНАШВИЛИ, и таковым он останется и без «рериховцев», и даже без МЦР. А вот ваша ложь и недоброжелательство не делают вам чести и более того, вызовут волну непонимания тысяч поклонников таланта Амонашвили в «нерериховской» среде. Шалва Александрович не «рериховец», он живое воплощение того совершенного Человека, о котором говорил С.Н.Рерих. Гуманная педагогика, пронизанная идеями Живой Этики, это педагогика Будущего. И это плод личных творческих усилий Амонашвили, плод выполнения его Высокой Миссии. Это хорошо понимала Людмила Васильевна Шапошникова и поддержала Ш.А. Это она предложила регистрировать отдельный Международный Центр гуманной педагогики, ибо хорошо знала низкий культурный уровень большинства «рериховцев». «Меня не станет, и Вас здесь не будет, они уберут Вас», – сказала она Амонашвили. «Испытание восприятием культуры», – писал Николай Константинович Рерих. Дорогие друзья, говорить о культуре и нести её в себе – это разные вещи.

А теперь о проекте, автором которого является Президент Международного Центра Рерихов (к сожалению, уже бывший) А.П.Лосюков, который поддержал почетный Президент Международного Центра Гуманной педагогики Ш.А.Амонашвили. Считаю крайне важным и необходимым разговор с государством, разговор с чиновниками, в том числе, и разговор с Министерством культуры. Ш.А.Амонашвили часто выступает с резкой критикой отдельных действий Министерства образования и его реформ, однако это не мешает ему налаживать плодотворное сотрудничество с государственными органами образования. Нужно этому учиться. Н.К.Рерих резко осуждал разрушительные действия большевиков, но это не мешало ему верить в Будущее страны и передать дар Махатм. Учитель говорил о логове зверя, но послал туда экспедицию с даром.

Необходимо создать Национальный Рериховский Комитет как общественно-государственную организацию. Это веяние времени. В этом акте будет проявлена заинтересованность государства и общества в продвижении идей Н.К.Рериха «Мир через культуру», а также в сохранении и изучении Наследия. Среди учредителей НРК должен быть и МЦР. НРК необходимо взять на себя, в том числе, и задачу сохранения общественного Музея им. Н.К.Рериха при Международном Центре Рерихов, как это видел С.Н.Рерих. Тот важный импульс, который был заложен С.Н.Рерихом в созданную им организацию, необходимо сохранить. Без этого огненного зерна мы можем получить просто пустоцвет, который разрушится в будущем. Давайте вспомним историю. Из писем Е.И.Рерих мы знаем, что ряд сторонников идеи Пакта Рериха пытались изъять имя Основателя из Договора, но Учителем было сказано, что в этом случае поддержки Иерархии не будет.

Что мешает нам сохранить МЦР и его Музей? Что мешает НРК взять на себя обязательство по сохранению общественного Музея и той организации, которая была создана С.Н.Рерихом? Зачем разрушать Музей и создавать на его месте новый? Не будет ли мудрее сохранить существующий Музей и развить его на основе доброй воли и общественно-государственных отношений?

А МЦР, наверное, необходимо целостно рассматривать завещание С.Н.Рериха по работе и финансированию Центра. Одна из важнейших обязанностей МЦР – финансовое обеспечение Музея. Это можно частично решить, в том числе, и с помощью взаимодействия с НРК.

Важный вопрос о части Наследия, хранящегося в ГМВ. Что важнее – право собственности или экспонирование Наследия в полном объеме? Если решится вопрос о создании НРК (здания усадьбы Лопухиных в этом случае можно передать не ГМВ, а в НРК, которое в свою очередь разместит там МЦР и Музей). Желание С.Н.Рериха о полном и целостном представлении этой части Наследия, желание МЦР, Желание НРК и желание Минкультуры в этом случае совпадут. Пока пусть собственники будут разные, но Наследие будет целостно выставляться, а в будущем кто знает – может, государство с большим почтением отнесется к воле С.Н.Рериха?

«Если спросят что больше всего мешает всем добрым начинаниям? Скажите именно отсутствие дружелюбия. Никакое творческое достижение, никакое сотрудничество и, конечно же, община невозможны без дружелюбия. Можно наблюдать, как при дружелюбии в десять раз облегчается работа, и, казалась бы, чего проще при устремленном труде только желать добра и успеха ближнему!

Явление радости является результатом труда явленного. Радость великий помощник» (МО, III, 424).

«Вот спешит ученик, неся чашу полную возможностей, если, нарушая законы доверия и дружелюбия, споткнется, что будет с возможностями?» (МО, III, 425).

«Только в единении сила. Так знали испокон веков и всегда против этого закона погрешали. Именно нужно единение, чтобы творить трудное действие.

Если бы человечество пожелало, оно могло бы объединенным устремлением совершить чудеса. Но мелкие, разрозненные усилия для спасения планеты очень слабы. Опять приходится твердить о необходимости единения» (МО, III, 426).

«Победа в духе уже предрешает исход. Потому так важно в основе найти правильный подход. Столько силы и времени можно сберечь и, так называемого, горя избежать» (МО, III, 427).

13–14 декабря 2015 г.

С искренним дружелюбием,

Дмитрий Дмитриев,

руководитель художественной студии «Пилигримы» 

 
  К началу страницы