Главная arrow Электронная библиотека arrow Статьи arrow Томша Е.Ю. О ПСИХОЛОГИИ ТВОРЧЕСТВА
06.12.2021 г.
Томша Е.Ю. О ПСИХОЛОГИИ ТВОРЧЕСТВА Печать

Елена Юрьевна ТОМША

психолог

 

ЛЕВША

Межрегиональная общественная газета в защиту Культуры

#5/32 (август–сентябрь 2001)

 

 

О психологии творчества

 

Творчество – созидание нового

Обращение к психологическим трудам, посвященным творчеству, может привести исследователя к нескольким выводам, например: 1) это – сложная, интересная и актуальная тема; 2) на данный момент не существует единой стройной концепции творчества; 3) под словом «творчество» понимается целый спектр весьма различных состояний, начиная от необычного, оригинального мышления или поведения и заканчивая высочайшими духовными озарениями, приносящими человечеству бессмертные творения в виде шедевров музыкального, художественного, литературного искусств или выдающихся научных открытий. Поэтому, читая психологическую литературу по творчеству, желательно иметь в виду эти различия в точках зрения и подходах.

Советский психолог С.Л.Рубинштейн определял творчество как деятельность, созидающую «…нечто новое, оригинальное, что притом входит не только в историю развития самого творца, но в историю развития науки, искусства и т.д.». В.М.Бехтерев в своей книге «Общие основы рефлексологии человека» говорит о творчестве как созидании чего-либо нового в ситуации, когда проблема-раздражитель вызывает образование доминанты, вокруг которой концентрируется необходимый для решения запас прошлого опыта. Некоторые современные ученые, как отечественные, так и зарубежные, определяют творчество как выход за пределы уже имеющихся знаний, преодоление, опрокидывание границ («boundary breaking»). Основоположник гуманистической психологии К.Роджерс пишет: «Я понимаю под творческим процессом создание с помощью действия нового продукта, вырастающего, с одной стороны, из уникальности индивида, а с другой – обусловленного материалом, событиями, людьми и обстоятельствами жизни». 

Различны и предположения об истоках и природе творчества. Так, психоаналитический подход утверждает, что творчество является результатом внутриличностных конфликтов. В противовес этому гуманистическая психология считает, что творчество возникает, когда отсутствуют внутриличностные конфликты; творческий процесс является реализацией естественного творческого потенциала в случае устранения внутренних барьеров и внешних препятствий.

Еще один подход – обращение к социальным причинам. Так, у В.Н.Дружинина – современного исследователя феномена творчества, – мы находим: «Интерес к творчеству, личности творца в ХХ веке связан, возможно, с глобальным кризисом, проявлением тотального отчуждения человека от мира, иррациональным ощущением, что целенаправленной деятельностью люди не разрешают противоречие человека и мира, а еще более усугубляют это противоречие, иллюзорно отдаляя маячащую на горизонте катастрофу. <…> Главное в творчестве – не внешняя активность, а внутренняя – акт создания «идеала», образа мира, где проблема отчуждения человека и среды разрешена».

 

Об этом знает только Бог…

Однажды трехлетний мальчик рисовал картину. Рядом находились взрослые, которые занимались своими делами. Внезапно малыш прервал молчание и серьезно изрек: «Об этом знает только Бог, и я об этом знаю». И, как ни в чем не бывало, продолжал свое творчество. Можно лишь строить предположения, что именно хотел сказать юный художник. Но его слова вполне могут стать эпиграфом к разделу, посвященному размышлениям психологов о необычности состояний сознания человека во время творчества.

У многих исследователей проходит мысль, что во время творчества человек испытывает необычные состояния сознания, как бы «преодолевая» свою личность, свое привычное «Я», становясь проводником некоего потока мыслей или образов, которые он не может назвать своими. Так В.Н.Дружинин отмечает, что версия неличностного источника творческого акта проходит через пространства, эпохи и культуры, а С.О.Грузенберг выделяет несколько вариантов объяснения художниками своей творческой одаренности. Среди наиболее распространенных – «божественная» и «демоническая» версии истоков творчества, «причем художники и писатели принимали эти версии в зависимости от своего мировоззрения. Если Байрон полагал, что в человека вселяется «демон», то Микеланджело полагал, что его рукой водит Бог: "Хорошая картина приближается к Богу и сливается с ним"». Следствием этого является тенденция, наблюдаемая у многих авторов, к отречению от авторства. Поскольку писал не я, а Бог, дьявол, дух, «внутренний голос» (у П.И.Чайковского), то творец осознает себя, как, например, Моцарт, инструментом посторонней силы: «Я тут ни при чем». Можно привести характерные высказывания – А. де Виньи: «Я свою книгу не делаю, она сама делается, она зреет и растет в моей голове как великий плод»; В.Гюго: «Бог диктовал, а я писал»; Августина «Я не сам думаю, но мои мысли думают за меня»; Микеланджело: «Если мой тяжелый молот придает твердым скалам то один, то другой вид, то его приводит в движение рука, которая держит его, направляет и руководит им; он действует под давлением посторонней силы» – и т.д.

Итак, если творчество понимается в самом высоком значении этого слова, как процесс созидания произведений, имеющих выдающуюся ценность, то это – удел немногих, явление редкое, и ему сопутствуют явно необычные, особенные состояния.

 

Творчество и креативность

Однако, существуют и иные точки зрения. В литературе по вопросам психологии творчества  последнего времени подчеркивается, что очень важно преодолеть закрепленный в обыденном сознании стереотип, согласно которому творчество – это удел ученого, композитора, художника, профессионала высшей категории.  Творчество не имеет ограничений для своих проявлений, оно может быть присуще любому человеку. К.Роджерс по этому поводу пишет: «Творческий характер имеют… действия ребенка, изобретающего со своими товарищами новую игру; Эйнштейна, формулирующего теорию относительности; домохозяйки, изобретающей новый соус для мяса, молодого автора, пишущего свой первый роман». 

Здесь мы подходим к еще одному термину, очень распространенному в наше время, имеющему непосредственное отношение к проблеме творчества, а именно к креативности. Если творчество понимается как процесс, приводящий к созданию нового, то креативность – это потенциал, внутренний ресурс человека, способность к творчеству. Это – умение отказаться от стереотипных способов мышления, способность к конструктивному, нестандартному мышлению и поведению, а также осознанию и развитию своего опыта.

Концепция креативности как универсальной познавательной творческой способности приобрела популярность после работ Дж.Гилфорда. Как психометрист Дж.Гилфорд считал, что природный творческий потенциал индивида определен генетически и может быть измерен стандартными тестами. Творческий процесс представляет собой взаимодействие двух противоположных типов мышления: дивергентного (целостного, интуитивного)  и конвергентного (логического, последовательного).

Дж.Гилфордом и Е.П.Торрансом были разработаны тесты для исследования креативности мышления. Они принципиально отличались от широко известных тестов по определению IQ (показателя интеллекта). Эти тесты не предполагают определенного числа ответов; оценивают не правильность, а соответствие заданию; поощряют поиск неожиданных и нетривиальных решений.

В дальнейшем креативность стали рассматривать не только как способность к творческому мышлению, а значительно шире. Современный психолог, автор тренинга креативности Н.Ю.Хрящева отмечает: «Креативность проявляет себя многообразно. Это – быстрота, гибкость, точность, оригинальность мышления, богатое воображение, чувство юмора, приверженность высоким эстетическим ценностям… Существенным условием актуализации этой способности является самообладание и уверенность в себе».

Креативность, как способность к гибкому, нестандартному мышлению и поведению является необходимым качеством человека, особенно, если его деятельность связана с общением с другими людьми. Сейчас уже нет необходимости доказывать уникальность каждого человека, следовательно, любое общение – это всегда живой, непредсказуемый процесс, который невозможно детально описать и уместить в рамки некоего алгоритма. Конструктивное взаимодействие людей, созидание устойчивых отношений между ними не может быть чем-то завершенным, конечным. М.М.Бахтин в своей книге «Эстетика словесного творчества» отчетливо формулирует идею незавершенности, незавершимости человека, его несовпадения с самим собой. Называя человека «бесконечной функцией», говоря о том, что «человек ни в один миг не совпадает сам с собой», М.М.Бахтин подчеркивает постоянное движение, в котором находится «человек живой», «текучесть феноменов его внутреннего мира». Таким образом, работа с людьми – это всегда творческая работа, исключающая стандартные действия.

Креативность рассматривается и как необходимое условие успешной ориентации в сложном, постоянно изменяющемся мире. Взаимопроникновение различных культур как результат расширения международных связей, множество источников информации, быстрота обновления технологий и  происходящие вследствие этого изменения заставляют отказываться от стереотипного и негибкого поведения. Сейчас можно с уверенностью говорить, что время «винтиков огромной системы» отошло в прошлое, и сама жизнь способствует пробуждению в людях живого, подвижного, творческого отношения.

 

О творческих людях

Исходя из всего вышесказанного, встает вопрос: «Какие они, творческие люди, и чем отличаются от других?». Для ответа обратимся к исследованиям и на их основе составим «набросок к портрету» творческого человека.

Очень интересны результаты, полученные Маккинноном из Калифорнии. Он обследовал лиц, которых окружающие характеризовали как исключительно творческих и профессионально преуспевающих людей. Это были представители разных профессий – архитекторы, математики, писатели, физики и инженеры. Все они были протестированы по специально подобранной системе методик, исследующих интеллект и личностные качества. Так как во времена, когда проводилось исследование (60-е годы, были чрезвычайно популярны тесты интеллекта и именно интеллект считался одним из важнейших слагаемых успеха, предполагалось, что у этих выдающихся людей должны быть высокие показатели в этой области. Результаты были ошеломляющими. Прямая связь между уровнем интеллекта и творческими силами (выражавшимися в профессиональной продуктивности) была установлена только у математиков. Для выяснения различий провели тесты для «нетворческих групп», где участники были того же пола, возраста, профессии и социального положения, что и в первом эксперименте, и отличались лишь отсутствием высоких творческих показателей. И здесь выяснилось, что различие состоит вовсе не в интеллекте, а в личностных качествах. Творческие люди были достаточно уверены в себе, адекватно оценивали себя и окружающих (т.е. принимали себя и других такими, какие есть), обладали большой активностью и были ориентированы на позитив. В подходах они проявляли себя менее консервативными, терпимыми к взглядам других людей, не отличались зависимостью от различных заранее определенных социальных схем. Они делали упор скорее на индивидуальные этические нормы, нежели на принятие в готовом виде какой-либо социальной или религиозной системы. Не только в профессиональном плане, но и во всей своей жизни они полагались прежде всего на свое мнение. Кроме того, творческие личности активно пользовались интуицией, в 3-4 раза чаще, нежели менее творческие.

Дальнейшие исследования подтвердили эти результаты и расширили список личностных качеств, присущих творческим личностям, например: открытость ума – готовность поверить своим и чужим фантазиям, восприимчивость к новому и необычному; высокая толерантность (устойчивость) к неопределенным и неразрешимым ситуациям, конструктивная активность в этих ситуациях; развитое эстетическое чувство, стремление к красоте.

К этому можно добавить способность к обостренному восприятию недостатков, пробелов в знаниях, дисгармонии и умение видеть проблемы, воспринимать проблемность мира. Причем это интерес к проблемам глобальным, а не частного характера.

 

На пути к творчеству

На данный момент существуют психологические разработки, способствующие развитию креативности. Замечено, что целенаправленная деятельность по обучению способам креативного поведения и мышления приводит к заметному росту креативности, а также появлению и усилению таких качеств, как независимость, открытость новому опыту, чувствительность к проблемам, высокая потребность в творчестве.

Препятствуют развитию креативности:

– избегание риска;

– стремление к успеху во что бы то ни стало;

– жесткие стереотипы в поведении и мышлении;

– конформность (подчинение своего мнения групповому);

– неодобрительные оценки воображения, фантазии, исследования;

– преклонение перед авторитетами.

Способствуют развитию творческого мышления:

– ситуации незавершенности или открытости в отличие от жестко заданных и строго контролируемых;

– разрешение и поощрение множества вопросов;

– стимулирование ответственности и независимости;

– акцент на самостоятельных разработках, наблюдениях, чувствах, обобщениях;

– внимание к интересам детей со стороны взрослых и сверстников.

 

Так можно ли научить творчеству, помочь человеку стать творцом?

На наш взгляд, творчеством можно только зажечь. Есть вещи, которые нельзя освоить по описанию, которым не научить по методике. Творчество – это живая энергия, это реально ощутимая сила. И лишь нашедший в себе эту силу, и живущий ее светом, способен передать это другим. Вспомним древних, сказавших о творчестве – «Священный огонь».

 
  К началу страницы