Главная arrow Электронная библиотека arrow Статьи arrow Алексеева В.И. КОНСТАНТИН ЭДУАРДОВИЧ ЦИОЛКОВСКИЙ (1857-1935)
16.07.2018 г.
Алексеева В.И. КОНСТАНТИН ЭДУАРДОВИЧ ЦИОЛКОВСКИЙ (1857-1935) Печать

КОНСТАНТИН ЭДУАРДОВИЧ ЦИОЛКОВСКИЙ (1857 – 1935)

В.И. Алексеева

заведующая научно-просветительским отделом

Государственного музея исследования космоса им. К.Э.Циолковского

                                                                К.Э.Циолковский родился в селе Ижевском Спасского уезда Рязанской губернии в обедневшей дворянской семье. В возрасте 10-11 лет частично потерял слух, не смог учиться в школе и всю жизнь занимался самообразованием. Трудовую деятельность в качестве учителя уездных училищ начал в городе Боровске Калужской губернии в 1880 г. Двенадцать лет спустя был переведен на службу в Калугу, где прожил с семьей всю оставшуюся жизнь. Почти 42-летний педагогический труд постоянно совмещался с напряженной научной деятельностью. Несмотря на, казалось бы, особую судьбу самодеятельного ученого, по сути дела Циолковский имел много общего с мыслителями космистской направленности: та же широта профессиональной деятельности, разностороннее творчество, тенденция к всестороннему охвату предмета научной и философской рефлексии.

К.Э.Циолковский известен как основоположник теоретической космонавтики, ракетодинамики, ракетной техники. Он стал автором крупных технических изобретений в области транспорта, а также стратегии развития наземного и космического транспорта. Написал десятки оригинальных трудов по философии, религии, теории развития общества. Философ-космист, автор термина «космическая философия». Ряд научных статей Циолковского характеризуется многоаспектным подходом к анализу действительности, от проблем онтологии он переходит к психологии человека, вопросам социального строительства, стратегии освоения космического пространства.

Ученый особенно интересовался монистическими системами мысли. Отсюда возник его интерес к вульгарному материализму (Бюхнер, Фохт, Молешотт), пантеизму (Спиноза, Лейбниц), в советское время – марксизму (Маркс, Энгельс). Предпосылками разработки собственной философской системы для Циолковского стали ограниченность механистического материализма, плюрализм и противоречивость исходных посылок различных философских систем, дуальная расщепленность бытия в религиозной картине мира. Основные характеристики его философской мысли: монизм, эволюционизм, проективность человека и общества, тенденция к универсальному типу мировоззрения, совмещающему научный подход, религиозность, философское осмысление основ мирового бытия. Монизм как единство мира в учении Циолковского последователен и многоаспектен. Это наличие мировой субстанции, лежащей в основании вечно обновляющихся форм жизни (учение об атоме-духе); космическая судьба человека и общества, развивающихся по внутренним законам Вселенной; непосредственная связь человека с Богом; эволюционное развитие мировой истории с постоянным накоплением интеллектуальных ресурсов, освоением нравственных законов космоса, переходом к блаженному существованию и бессмертию.

 

Малоизвестны религиозные взгляды ученого. Циолковский относился к тому типу людей, которые, не доверяя сложившимся конкретно-историческим формам верований, стремились решать предельные проблемы бытия Бога, смысла религиозной веры, соотношения человека, общества и высшего источника мира. Эти мотивы заставили его еще в молодые годы глубоко изучать канонические тексты Евангелий. Философский склад ума, стремление к простоте и лаконичности любой идеи вызвали потребность в замещении традиционного понятия Бога. Так был создан ряд работ, в которых затрагивались проблемы соотношения науки и религии, были введены понятия Причины космоса и Воли Вселенной. Работы – рукописи, заметки, статьи религиозного содержания – создавались в течение десятков лет. Здесь заглавная рукопись «Научные основания религии» (1898), статьи «Бог милосерд» (1915), «Наука и вера» (1917), «Эволюция представлений о божестве» (1918), «Заповеди Моисея» (1923), «Благодарность» (1923), «Разговор о Боге» (1928), три варианта статьи «Есть ли Бог?» (1925, 1931, 1932), «Ничего нет (мысли безбожника)» (1932),  «Есть ли духи?» (1933), и размышления о причине всего в философских работах «Причина космоса» (1925) и «Воля вселенной» (1928).

 

Ядром собственно религиозных сочинений Циолковского является ряд текстов, представляющих собой толкования канонических Евангелий и непосредственно примыкающие к ним по содержанию статьи. Это «Предание о жизни галилейского учителя Иисуса по Матвею» (1919), «Предание о жизни и учении Христа по Луке» (1918), «Жизнь галилейского учителя (Христа) по описанию ученика его Ивана» (1918-1919), «Предание о жизни и учении галилейского учителя Иисуса по Марку» (1920), «Палестина – родина великого учителя» (1919), «Воскресение галилейского плотника» (1920), «Галилейский мыслитель Иисус Христос» (1924), «Оценка галилейского учителя Иисуса» (1926), «Сущность Евангельских христианских преданий» (1926), «Галилейский плотник (сущность Евангельских преданий» (1932).

 

Идеалом для Циолковского было обретение научной веры и одухотворенной высшими этическими ценностями науки, их слияние в учении космической философии. Монизм Циолковского декларировал познаваемость мира. Познаваемо отношение Бога к миру, его вмешательство в нашу жизнь, его патронаж над общественным действием. Познаваемы формы блага, которое Причина дает своим детям. Творчески одаренные люди и тем более гении манифестируют высшие истины, заложенные в них Причиной. Если в конечном человеке проявляются искры высшей истины, то и сама божественная бесконечность не является непознаваемой. По крайней мере, причины и цели ее деятельности в нашей Вселенной и человеческой жизни могут и должны быть осмыслены человеком.

 

Глубинная связь космической философии с религиозными системами заключается в том, что они равно направлены против изолированности человека от высших сил, управляющих миром ему на благо. Мир идей Платона, личный Бог христианства, Брахман индуизма, космическое тело Будды, мировая идея Гегеля, Абсолют необуддизма, сверхсистемный источник мира Лосского, равно как и Причина космоса Циолковского предполагают наличие высшего центра, управляющего миром человека. Нет изолированности, случайности существования, заброшенности в абсурдный мир человеческого. Существует высший центр управления, а также прямая связь между ним и человеком.

 

Русский космизм в целом и учение Циолковского в частности далеко отстояли от ортодоксальных представлений, от православной парадигмы. Однако традиционные религиозные ценности также нашли яркое и многозначное воплощение в системе космической философии. Это оптимизм бессмертия, в той же мере недоказуемый, как и в религиозных системах, и в той же мере занимающий краеугольное место в системе. Это наличие трансцендентного Абсолюта (Причины), созидающего материальный космос и управляющего им. Отрицая многие стороны религиозных учений, как христианского, так и буддийского, Циолковский признает, возможно, важнейшие из них: идеалы равенства и братства людей перед лицом Бога, этические учения – как заповеди Иисуса Христа, так и учение Будды о благородном восьмеричном пути, пути избавления от страданий.

В учении К.Э.Циолковского об обществе монизм как ведущий космистский принцип пронизывает все уровни организации социальной системы, является не только основой взаимоотношений человека и общества, природы и общества, но и цементирует все сферы социального бытия. Космистские принципы постулируют системность общества, его универсальную структурированность. Множественные локальные цивилизации неизбежно сливаются в социальную общность, связанную едиными нравственными законами, обменом информацией, однородностью материально-технического, экономического, политического развития. Принцип неопределенного многообразия и ценностно-иерархический выступают в качестве дополнительных в организационной структуре общества. Антропоморфные и неантропоморфные цивилизации могут выступать элементами космического целого.

Корпус сочинений К.Э.Циолковского по общественному строительству охватывает более шестидесяти наименований. Сам ученый считал началом работы в этом направлении статью 1916 г. «Горе и гений». Действительно, именно 1916 год стал той точкой отсчета, с которой началось интенсивное исследование широкого спектра вопросов общественного устройства.

Только в 1917  1918 гг. были написаны статьи «Идеальный строй жизни», «Общественный строй», «Устройство людей на Земле», «Какой тип школы желателен?», «Свобода воли», «Миражи будущего общественного устройства», «Гений среди людей». Кроме того, были написаны обзор статей по социологии, хронологический порядок социальных сочинений, предисловие к социологии и аннотация к циклу статей «Мысли о лучшем общественном устройстве человечества». В цикл вошел ряд названных работ.

О разнообразии затронутых ученым вопросов говорят и статьи, написанные в последующие годы: «Мысль и изобретение» (1919), «Общественные установления, их преимущества и недостатки» (1919), «Система знаний (хлеб, жилища, одежда)» (1920), «Начало организации общества» (1920), «Непротивление» (1920), «Ступени человечества и преобразование Земли» (1921), «Судьба мыслителей» (1923), «Горе человечества» (1927), «Двигатели прогресса» (1927), «Общественная организация человечества» (1928), «Жизнь человечества» (1930-1931), «Право на землю» (1930), «Зачем работать» (1930), «Социалистическое строительство» (1932), «Права и обязанности человека» (1933), «Разговор (диалог) о праве на землю» (1933), «Демократия и иерархия» (1934), «Оценка людей» (1934), «Какое правительство я считаю лучшим» (1934), «Свет и тени» (1934), «Непротивление или борьба» (1935).

Циолковский развил учение об эволюции общества, о прохождении человечеством нескольких стадий развития. Социокультурное пространство достигнет космического масштаба, соответственно человек разовьет космические масштабы деятельности – материально-технической, интеллектуальной, культурной. Космические размеры общественного богатства, необременительный творческий труд, комфорт и безопасность станут мерой достоинства человека. Индивидуум обретет чувство социальной защищенности, экономического благополучия, безопасности. Основной нравственной характеристикой станет космический масштаб ответственности за жизнь и счастье других, постепенно исчезнет дихотомия «я и другой». Совпадут идеалы индивидуальной нравственности и социальной этики, золотое правило нравственности станет жизненной нормой.

Оправдание всем социально-антропологическим проблемам ученый находил в том, что возраст Земли младенческий, и наше несовершенство исторически обусловлено. Рассогласованные на первом этапе развития, отдельные части единой  сверхсложной космической социальной системы постепенно придут в состояние гармонии. Одним из методов станет суд космоса: низшие страдающие формы жизни будут погашаться высшим разумом. Гигантской переплавке подлежат агрессивные, нравственно убогие. Как уже отмечалось, Циолковский не исключал, что и Земля еще может подвергнуться этой участи со стороны высших: «Ждем и трепещем». Принципы монизма, не проявленные на уровне несовершенных планетных обществ, позже проявляют себя во всем блеске. Путь эволюции всеобщий, законы его универсальны. Любое планетарное человечество достигает совершенства само, попадает под патронаж высших или подвергается космической переплавке и воплощается в новые формы.

Переход к социальной солидарности происходит через утверждение рационального подхода к жизни общества. Рационализм выступает как ясно определяемый смысл истории человека, общества, космоса. Всеобщий принцип монизма преломляется в социальном строительстве как выдвижение доминирующей парадигмы разумного бытия, хотя бы и отстоящего чрезвычайно далеко от наличествующей социальной действительности. Рациональное выступает как посылка для перехода к совершенному.

Все проигрывают от агрессии, милитаризма, разгула страстей и невежества. Нерациональны ни узкий грубый эгоизм, ни безудержный альтруизм, доведенный до абсурда (буддизм). В системе Циолковского на  рационалистической почве неожиданно во всей полноте работает золотое правило нравственности, безупречно обоснованное теорией механистического панпсихизма. Все пребывает во всем в последовательной смене материальных форм. Делающий зло другому в этой жизни, делает его самому себе в будущем. Забота обо всем вокруг есть забота о потенциальном самом себе. Круговая нравственная порука сознательных существ построена на принципах осознанной природной необходимости, то есть на принципах разумного эгоизма.

Ученому были близки социалистические взгляды в самом лучшем теоретическом смысле. Известный принцип коммуны – крупное бытовое хозяйство вместо личного домашнего – освобождает значительное количество труда. Механизация всех сторон жизни не оставляет места непроизводительному труду, лишней трате сил. Применяя на практике принципы рационализма, достигают максимального эффекта социального действия. Устранить борьбу за власть, значит избежать излишней траты сил и при этом избирать лучших, наиболее подходящих для дела в органы управления. Избегать милитаризма значит освобождать ресурсы для гражданского производства. Сама нравственность становится социально выгодной, она приносит небывалые плоды. Максимальный социальный эффект наступает при минимуме социальных затрат.

Видя корень зла в борьбе за передел ограниченного, Циолковский стремился дать обществу неограниченное. Передел собственности и борьба за ресурсы становятся бессмысленными, если достичь неограниченных пространств и ресурсов. В таком случае стоимость общественно-значимого труда катастрофически падает, ведь трудовые армии столь количественно велики, что не поддаются исчислению, а сам труд автоматизирован и высокопроизводителен. Бессмыслицей становится присвоение результатов чужого труда, когда они неограниченно велики, их сколько угодно для всех и каждого. Ценность такого труда стремится к нулю, сами ценности в виде материальных ресурсов и трудовых усилий прекращают быть таковыми. Однако трудолюбие, творчество и эффективность общественного труда возрастают в небывалых размерах. Таким образом, положительные результаты труда рождаются не в результате необходимости работать и зарабатывать на жизнь. Они становятся следствием духовной потребности человека в труде.

Новое государство Циолковского представляет собой союз самоуправляющихся общин и выступает как форма организованной солидарности людей. При внешней четко организованной иерархической структуре здесь реализуется принцип самоуправления масс, основанный на двух факторах. Первым является готовность широких слоев общества к выдвижению наверх «правильных» людей, то есть сформированность социальных идеалов, целей и задач. Второй предстает как наличие мобильного механизма обратной связи. Это такая организация выборной системы, при которой не оправдавшие доверия будут быстро замещены новыми людьми. В основе принципа самоуправления лежит мобильность, подвижность управленческих структур, которые быстро трансформируются до тех пор, пока не будут удовлетворять общество. Высокая степень социальной мобильности задает и высокие степени свободы. Число первоначальных общин на 100 – 200 человек составляет десятки тысяч, они быстро трансформируются, появляются и исчезают по мере обретения нового опыта. Каждый человек имеет возможность выбирать из многих вариантов наиболее приемлемое, развивающееся, перспективное.

В государстве Циолковского отпадают внешнеполитические, как соревновательные, так и «устрашительные» функции за неимением ничего внешнего. Военный аппарат государства исчезает, феномен войны изгоняется из общества. Таким образом, идеальное государство Циолковского обеспечивает расширение материальной базы общества, направляет человеческие силы на освоение новых энергетических ресурсов; проводит демографическую политику, способствующую расширенному воспроизводству населения. Оно обеспечивает условия для развития науки, техники, внедрения нового в обучение, образование, производство; обеспечивает информационную базу общества. Оно же обеспечивает высокую вертикальную и горизонтальную социальную мобильность в целях достижения оптимальной динамики функционирования общества, то есть, в конечном счете, гарантирует свободу человека.

Итак, государство Циолковского способствует расширенному воспроизводству общества, совершенствованию всех сторон его жизни, динамичности общественных процессов, устремленности к новому. Это социальная утопия, в которой государство столь совершенно, что незаметно сходит со сцены, растворяется, отрицает само себя с развитием базы общественного самоуправления. Хотелось бы обратить внимание на такой аспект утопического сознания как устремленность к целостности, высокому, правильному, красивому. Это выдвижение социальных ценностей, формирование идеалов, чего катастрофически не достает современному российскому обществу, современному общественному сознанию.

Система Циолковского несет в своем основании черты информационного общества с его понятиями экономики, непосредственно применяющего информацию в качестве ведущего ресурса. Новое общество начинается с обеспечения условий свободной циркуляции знаний, выработанных космической философией, с выработки глобальной коммуникационно–информационной системы, задающей новые горизонты просвещения и демократизации общества. Создается особый склад знаний в виде систематической энциклопедии, являющейся достоянием всего человечества. Творческие гении Циолковского, возведенные в ранг неформальных лидеров и формальных руководителей человечества, становятся тем слоем интеллектуальной элиты, которые генерируют комплекс нравственных, экономических, политических, научно-технических, антропологических идей. Именно они создают интеллектуальную движущую силу общества. Науки о человеке, природе и обществе становятся ключевым интеллектуальным ресурсом, непосредственной доминантой социального действия.

Обеспечиваются мобильные потоки горизонтальной (производитель – потребитель) и вертикальной (управленческие структуры – общество) информации. Размах и мощность информационного поля общества растет пропорционально самому обществу и достигает космических масштабов. На уровне налаживания контактов далеко разнесенных очагов разума информационные потоки становятся единственным средством, структурирующим  космические ассоциации. Ученый считал, что на долю человека в пределе останется только мысль.

Циолковский был глубоко убежден, что любое перераспределение материальных ценностей – природных ресурсов, собственности, а также результатов труда, то есть отчуждение труда, возможно и происходит в результате ограниченности источников средств, ресурсов, благ. Отчуждение труда, эксплуатация возможны лишь в случае ограниченности результатов труда, в случае необходимости вкладывать значительные трудовые усилия в достижение общественных целей – проще говоря, когда труд дается нелегко. Видя корень зла в борьбе за передел ограниченного и в тяжести труда, он стремился дать человечеству неограниченные ресурсы космоса и облегчить трудовые усилия с помощью развитой техносферы.

Удельный вес научно-технических трудов в творческом наследии Циолковского велик. В целом это около 160 законченных статей и монографий по проблемам воздухоплавания, авиации, аэродинамики, ракетодинамики и космонавтики, вопросам технического прогресса и техники будущего, двигателям, турбинам, различным типам моторов и силовых установок, энергетике, наземному и подводному транспорту, отдельным изобретениям.

 

Обосновывая свои собственные технические изобретения, Циолковский тем самым ставил перед человечеством целый комплекс задач. Это и создание скоростного наземного транспорта, и освоение атмосферы с помощью  надежных воздухоплавательных и авиационных аппаратов, и достижение космических скоростей для выхода в межпланетное пространство. Сюда примыкают и проблемы обеспечения жизнедеятельности человечества, функционирования промышленности и транспорта в космических просторах. Это и выход на новый энергетический уровень с помощью применения лучистой энергии Солнца, энергии ветра, водопадов и морских волн. Конечной целью являлось создание материально-технической базы общества общепланетарного и космического диапазона.

 

Средствами для этого должны были стать скорый поезд на воздушной подушке и системы наземно-космических поездов; цельнометаллический дирижабль и поезда дирижаблей; ряд аэродинамических летательных аппаратов – цельнометаллический самолет классического типа, реактивные и полуреактивные стратосферные самолеты, многофюзеляжный самолет-крыло большой грузоподъемности, гидроплан-крыло; пассажирские и грузовые ракетно-космические комплексы, эфирные поселения в межпланетном пространстве; солнечные моторы и нагреватели, ветряные и волновые энергетические установки и многое другое.

 

Технические труды Циолковского обрисовывают контуры новой архитектуры, транспорта, связи, сельскохозяйственных и промышленных комплексов, систем глобальных водно-сухопутных сооружений на Земле. Технические комплексы сначала обретают глобальные, затем космические масштабы. Жилищные и промышленные сооружения зачастую сопоставимы с размерами Солнечной системы. Космизм не знает более грандиозной технической утопии, чем утопия Циолковского, где статические технические среды и динамические искусственные сооружения до такой степени сращиваются с человеком и окружающей средой, что дают основание говорить о технобиоценозах как сущностной характеристике социума. Человек созидает единую искусственно-природную пространственную реальность, он планирует географию планеты, ее климат, параметры биосферы. В этом процессе техника выступает главным преобразующим фактором.

 

Все это позволяет говорить о концепции техносферы, разработанной Константином Эдуардовичем Циолковским. Под техносферой мы будем понимать искусственную оболочку земного шара и космического пространства – часть ноосферы, пронизанную техническими средами. Ее основными свойствами являются однородность, непрерывность и глубокое проникновение в биосферу, и среду обитания человека в целях их кардинального улучшения.

 

Техносфера возникает в результате взаимодействия ряда технических сред: промышленной, жилищной, транспортной, энергетической, коммуникационной. Чтобы развиться в среду, технические средства должны обладать рядом свойств: иметь способность к эволюции, тенденцию к универсальности, применяться в глобальных масштабах. Целью ее создания является  обеспечение комфорта, безопасности, свободы перемещения человека в пределах всего общества – каждый человек становится подобен социуму в его пространственных возможностях. Она должна обеспечивать равные условия существования  людей, эффективное использование всех материальных ресурсов, доступных человечеству на каждом этапе его развития – пространства, тепловой энергии, полезных ископаемых, плодородных земель, а также неограниченное расширение среды обитания.

 

Человечество осваивает не просто новые технологии, но новый подход к применению новых технологий. Экономическая выгода этого типа хозяйствования такова, что планета густо заселяется, население увеличивается в тысячи раз и процветает. Соотношение биосферы и техносферы изменяется существенным образом. Искусственная среда с искусственными ландшафтами (отсутствие вод мирового океана, практически полное отсутствие естественной атмосферы, массивы искусственных оранжерей, плотное заселение всех регионов за исключением полюсов, имеющих специальное хозяйственное назначение) создает глобальный техно-экологический комплекс, благоприятный для жизни сотен миллиардов людей. Стремясь навсегда уйти с планеты Земля, Циолковский в то же время показал, что, не научившись управлять одной планетой, не научившись использовать полно и рационально ее ресурсы, человечество никогда не будет достойно стать обитателем космоса.

 

Деятельностный аспект социального прогресса обязательно проявит себя в научно-техническом творчестве гениев человеческого рода. За исключением фигур, как бы находящихся на недосягаемой высоте – гениев нравственности Христа и Будды – остальные фигуры ученых и изобретателей, привлекшие внимание Циолковского, в основном были двигателями научно-технического прогресса. Посвятив ряд работ роли гениев в социальном строительстве, Циолковский называл множество имен ученых-естествоиспытателей и изобретателей техники, от Архимеда до своего современника Гельмгольца. Это Гальвани, Мейер, Лавуазье, Телье, Галилей, Паллиси, Лебен, Ом, Джоуль, Кулибин, Франклин, Уатт, Эдисон, Фарадей и другие.

 

В будущем реализуется рационалистический принцип минимума энергетических затрат на производство необходимых действий при максимальном экономическом, техническом, энергетическом эффекте. Это станет возможным за счет использования законов небесной механики. Энергетические затраты на перемещение любых масс в свободном пространстве настолько меньше, чем при старте с поверхности массивных планет, что ими практически можно пренебречь. Любым массам и системам масс (человек, техническое сооружение, крупный эфирный город, система городов любой конфигурации) обеспечено произвольное практически даровое перемещение. В пустоте один раз обретенная скорость сохраняется навсегда, минимальный реактивный толчок дает начало равномерному движению объекта, и далее движение осуществляется по инерции.

 

Ученый описал ряд гигантских сооружений в просторах космоса. В качестве примера приведем идею сферы промышленно-жилищного комплекса с Солнцем в центре с радиусом в 150 миллионов километров. Комплекс располагается перпендикулярно к плоскости эклиптики с целью максимальной освещенности. Условия космического пространства таковы, что сооружения, сопоставимые по размерам с природными телами Солнечной системы или многократно превосходящие их, возможно, потребуют меньших энергетических затрат на сооружение и размещение, чем промышленные и бытовые здания на Земле.

Размеры строительных сооружений задают не крепость и массивность материалов, а творческая фантазия и рациональность. Сооружения могут не иметь ограничений в размерах и формах конструкций, могут создаваться из легких, хрупких материалов. Архитектура невесомости, масштабы искусственных сооружений не имеют ни пространственных, ни технологических ограничений. Нет фундаментов, несущих конструкций, перекрытий, рассчитанных на сопротивление больших масс, нет верха и низа. Из технического обихода исчезают массивные подъемные механизмы, лестницы, фундаменты, леса, блоки, домкраты и любые конструкции, предотвращающие падение. Массивные тела никуда не падают в невесомости. Условия труда и средства безопасности  меняют свой облик. Мастера при производстве работ занимают произвольное, удобное для них положение, улучшается доступ к предметам труда. На смену подъемным механизмам приходят удерживающие, фиксирующие приспособления – хваталки, держалки, крючки, тиски. Техника безопасности заключается, например, не в том, чтобы не упасть с большой высоты строящегося здания, а в том, чтобы не улететь безвозвратно в космическое пространство при неловком движении или толчке.

В то же время культурный ряд когда-то изобретенных человеком многочисленных предметов (одежда и обувь, матрацы, перины, тюфяки, подушки, мягкая мебель) – начинает атрофироваться, исчезать на новом витке становления человеческой культуры быта – быта космического. Все, что предназначено для ослабления действия тяжести на человеческий организм, для сохранения тепла, для обеспечения жизни в различных климатических зонах – должно исчезнуть. Двоякая роль вещей – утилитарная и символическая – трансформируется самым существенным образом. Утилитарное значение бытовых вещей утрачивается за ненадобностью; символика – модное, дорогое, уникальное – не запрещается, но утрачивается с исчезновением потребностей в специальных символах.

 

Циолковский прекрасно понимал, что техника как сумма средств предметно-преобразовательной деятельности человека не может не носить комплексного характера. Однако основными отраслями, которым он уделил наибольшее внимание, стали транспорт, связь, энергосистемы, орудийные системы преобразования окружающей среды, производственная и строительная техника, системы жизнеобеспечения человека.

 

Самый большой вклад К.Э.Циолковский внес в формирование образа транспорта будущего. Им предложены идеи, схемы и теоретические обоснования транспорта наземного, наземно-космического, ракетно-космического, воздушного, авиационного, аэрокосмического, водного и подводного. Казалось бы, что может быть общего между глубоководной океанской батисферой, скоростным поездом, дирижаблем-гигантом, системой космических поездов? Практически все без исключения проекты ученого объединены общей идеей, тенденцией к глобализму и универсализму. Каждый конкретный проект стремится как бы перерасти сам себя, подняться над теми техническими параметрами, которые должны быть присущи именно этому транспорту. Наземный поезд может стать космическим, дирижабль вырасти в поезд дирижаблей, динамический эфирный город стать ожерельем подвижных городов, мигрирующим в пределах Солнечной системы.

 

Космический транспорт, представляя собой единственное практически осуществимое средство достижения космоса, является порождением планеты с ее природными ресурсами – жидкостным и атомным топливом, уровнем промышленного производства и материаловедения. Однако отчасти геокосмический транспорт преобразуется в космический или является универсальным. Многоэтажные поезда, имеющие масштабы всепланетного транспорта, с тем же успехом могут применяться в качестве средства связи эфирных поселений. Крылатые ракетно-авиационные системы могут служить универсальным средством связи между космическими поселениями и любыми планетами. В повести «Грезы о Земле и небе», описывая планетку-астероид и окружающие ее кольца космических поселений, ученый рассказал о транспортной системе подобного рода. Ее основу составляет подобие самодвижущегося по поверхности земли тротуара, впоследствии неоднократно описанного писателями-фантастами. Однако многоярусная система устроена так, что наземный тротуар плавно переходит в средство достижения космических орбит.

 

«Вокруг одного из меридианов планеты устроен гладкий путь и на нем – охватывающий кругом планету и ползущий на ней пояс; это есть длинная кольцеобразная платформа на множестве колес; посредством солнечных двигателей она непрерывной и неустанной полосой двигается вокруг планеты со скоростью 4 метра в секунду. На этой платформе тем же способом двигается другая такая же платформа, но поменьше и полегче; на другой – третья и т.д.; всех их – 9 штук; таким манером последняя кольцевая платформа имеет скорость в 36 метров, при каковой она и теряет вес. Удивляться возможности этих многоэтажных поездов решительно нечего: все они весят в 45 раз меньше, чем один из них (средний по массе), поставленный на Землю.

 

Описанная система хороша для жителей тем, что всегда обеспечивает им удобное сообщение кольца (или диска) с планетой. Если, например, я хочу направиться к кольцу и потерять там тяжесть, то для этого я становлюсь на планете около первой платформы, как становитесь вы у проезжающей конки, чтобы вскочить в нее на ходу. Тут есть приспособления, облегчающие подобное дело. Но можно обойтись и без них: бегите рядом с платформой, пока ее не догоните; 4 метра в 1 секунду, или 14,4 километра в час на малой планете одолеть не трудно (и на Земле можно бежать с такой скоростью); тогда вы без толчка вскочите на первую платформу; с этой так же – на вторую; так попадете и на последнюю, где от тяжести и будете свободны» [1, 83].

Описаны и приспособления для перехода человека с одного движущегося яруса многоэтажного непрерывного кольцевого поезда на другой, и вечные солнечные моторы, приводящие всю систему в движение. Красочные картины систем многоэтажных поездов приведены в повести «Изменение относительной тяжести на Земле», в статьях «Живая Вселенная» и «Ступени человечества и преобразование Земли».

 

В космических просторах предпочтение отдано идее эфирного города, одновременно представляющего собой космический транспорт. Он воплощает в себе идеал планеты-жилища, которая не передвигается пассивно по законам небесной механики, но путешествует по воле человека. Собственно космическим является транспорт с солнечным парусом, двигающийся давлением солнечных лучей. Так сосуществуют системы геокосмического, космического и универсального транспорта.

 

Немало внимания уделено энергетике. Циолковский писал: «Привлечены будут в огромных размерах на пользу человека силы природы: водопады, разность температур в земле, воде и атмосфере, океанические приливы и отливы, теплота и химическая энергия солнечных лучей, разность электрических потенциалов, то есть неодинаковое напряжение электричества в разных местах Земли, внутренняя теплота земного шара» [2, с.167].

 

Ученый задумывался над контурами энергетических установок для использования энергии атмосферы, ветра, водопадов, волн, лучистой энергии Солнца. В совокупности, выдвинутые им схемы представляют собой целый арсенал средств для практически полной утилизации кинетической энергии земного шара. Их применение бытовое и промышленное, масштабы локальные и глобальные.

 

Максимальный эффект солнечные машины принесут в пустоте космического пространства, где атмосфера не препятствует получению сверхвысоких и сверхнизких температур. Однако на поверхности земного шара их также необходимо внедрить, и не только в жарких безоблачных пустынях, но и во всех широтах, где бывает хотя бы минимальное количество солнечных дней. Ученый указал более десятка применений простейших солнечных нагревателей-охладителей, установленных на крышах зданий. Это суточное и сезонное регулирование температуры жилищ; устройство солнечных лечебниц, бань и прачечных; содержание оранжерей; дезинфекция помещений и почвы; получение горячего пара для бытовых и технических целей; перегонка жидкостей; превращение солнечной энергии в электрическую; получение воды из атмосферы для орошения, бытовых и технических целей, и многое другое.

 

Идея подвижных жалюзи в виде ряда прямоугольных поверхностей, изменяющих свое положение относительно солнца, а также системы параболических и цилиндрических зеркал из никелированного или хромированного железа с расположенными в их фокусе нагревательными котлами выступает в качестве универсальной. Она выполняет свои функции на земле и в космосе, в жилищном массиве и на заводе. Разные варианты отражательных поверхностей с черным, прозрачным или зеркальным покрытиями производят максимальные или минимальные температуры, запасают тепло на ночь или на зиму, ожижают атмосферную влагу, отражают или поглощают солнечное тепло.

 

Серия статей ученого посвящена прогнозам применения подобных систем: «Солнце и завоевание пустынь», «Освоение жарких пустынь», «Простой солнечный нагреватель», «Охлаждение воздуха жилых помещений», «Вода в сухих и безоблачных пустынях». И снова проходит идея глобализации: только массовое применение унифицированных систем даст кардинальный эффект, например, изменение климата пустыни.

 

«Немногие жилища, конечно, климата пустыни не изменят. Но представьте себе, что вся пустыня покрыта зеркалами, отражающими солнечные лучи. Тогда температура страны так понизится, что польются необычные для пустыни дожди. Воспользовавшись ими для орошения растений, устраняем зеркала. Засияет солнце, растения получат необходимую для них энергию. Вызывая так с помощью зеркал, когда нужно, ливни, мы получим наилучшие урожаи» [3, с.399].

 

От воли человека, вооруженного простыми и эффективными техническими средствами, например, индивидуальными и коллективными климатическими установками, зависит  продолжительность дня и ночи, дневные и ночные температуры любых мест обитания, земной и космический климат в целом.

 

Средства терморегулирования, необходимые как на Земле, так и в просторах космоса, являются индивидуальными, массовыми, постоянными, сменными, передвижными. Они варьируются от белых балахонов, набрасываемых на скафандры для выходящих в открытый космос, до систем передвижения секций в жилых помещениях эфирных городов, передвижных экранов на поверхности жилых помещений и оранжерей.

 

Одно и то же индивидуальное средство – металлическое зеркало или система зеркал – может служить для противоположных целей. При высокой температуре оно является заслонкой, экранирующей солнечные лучи. При низкой температуре оно представляет собой рефлектор – вогнутое зеркало, в конусе отраженных лучей которого размещается человек. Он регулирует температуру, перемещаясь от краев зеркала к вершине конуса. Описанная еще в форме научной фантастики миграция гипотетических жителей свободного пространства с орбиты Меркурия к окраинам Солнечной системы возможна потому, что эти климатические установки создают комфортную для живого существа температуру, отражая или поглощая тепло окружающей среды. Функциями техники являются интегрализм, демократизация социальной жизни, безопасность человека. Труды ученого в области техники и сегодня поражают логикой и технологичностью, постановкой задач, размахом творческой фантазии.

 

В целом перу Циолковского принадлежит около 500 творческих рукописей. Освоение этого наследия крупнейшего представителя русского космизма актуально и сегодня. Оно дает ответы на многие вопросы, поставленные современным глобальным кризисом.

 

   Источники

 

   1.     Циолковский К.Э. Грезы о Земле и небе // Циолковский К.Э. Путь к звездам. – М.: Изд-во АН СССР, 1961. – С. 38-112.

 

   2.     Циолковский К.Э. Будущее Земли и человека. Научный и технический прогресс будущего // Циолковский К.Э. Промышленное освоение космоса. – М.: Машиностроение, 1989. – С.167-173.

 

   3.      Циолковский К.Э. Солнце и завоевание пустынь // Циолковский К.Э. Собрание сочинений. – М.: Наука, 1964. – С. 391-399.

     Труды К.Э.Циолковского 

1.     Циолковский К.Э. Избранные труды. М.: Изд-во АН СССР, 1962. - 533 с.

 

2.     Циолковский К.Э. Труды по космонавтике. М.: Машиностроение, 1967. - 375 с.

 

3.     Циолковский К.Э. Промышленное освоение космоса. М.: Машиностроение, 1989. - 280 с.

 

4.     Циолковский К.Э. Живая Вселенная // Вопросы философии. 1992. № 6. - С.135-158.

5.      Циолковский К.Э. Путь к звездам: Сборник научно-фантастических произведений. М.: АН СССР, 1961. - 358 с.

6.      Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. М.: ПАИМС, 1992.- 256 с.

7.      Циолковский К.Э. Космическая философия. М.: УРСС, 2001.- 478 с.

8.      Циолковский К.Э. Евангелие от Купалы (сборник религиозных статей) М.: Самообразование, 2003. - 256 с.

9.      Циолковский К.Э. Миражи будущего общественного устройства. М.: Самообразование, 2006. - 345 с.

10.  Циолковский К.Э. Щит научной веры. М.: Самообразование, 2007. - 720 с.

 
  К началу страницы