Главная
22.09.2017 г.
Главная
Космическое мышление
Научная работа
Семинары
Педагогика и космическое мышление
Электронная библиотека
Творчество
Сотрудничество
Контакты
Книги в продаже
КАРТА САЙТА
Новое на сайте
Обновления на сайте

ЖИВАЯ ЭТИКА О НАУКЕ Печать

  «Среди невидимых воздействий очень сильны явления магнитных центров, которые все растут. Явления эти скоро будут доступны самым простым физическим наблюдениям. Сила и напряжение и сочетания их явят новую науку»

Беспредельность, 490

 

«Нововведения во всех областях науки и в школах необходимы. Со старой наукой в будущем мире далеко не уедешь. С одной стороны, надо искоренить все ненужные нагромождения, с другой – нужно глубже вникнуть в явления, прибавляя современные достижения. Слишком много лет проходит сейчас, пока достижения лабораторий, исследования и открытия доходят до школы и народа. Нужно при школах устроить информационные отделы с популярным изложением новейших достижений. Явление ускорения сообщений сведений очень необходимо, ибо газеты не дают важнейших сведений»

Беспредельность, 492

 

«Широкое распространение знаний может переродить мир. Знание может делать чудеса. Вспомним слова Благословенного о невежестве. Каждый успех зависит от знания, и если где-нибудь неудача, то где-то вкралось невежество. Потому скажем: знание превыше всего. Где есть знание, там явление красоты»

Беспредельность, 493

 

«Наука проникает в космические сферы и ставит человека в прямое соотношение с космическим магнитом. <…> Ведь наука приобщает человека к овладению пространственным огнем. И все устремления к открытию космических сочетаний приносят человечеству космическую мощь. Потому наука должна осветить сознание и утвердить человечество в Беспредельности»

Беспредельность, 665

 

«Новая наука Агни Йоги даст те приемы, которые нужны для чуткости восприятия. Эта огненная наука будет знать пространство, будет знать формулу огня. Так строится непреложно наука будущего»

Беспредельность, 714

 

«Условия новых научных достижений должны соответствовать требованию будущего. Если бы ученые поняли, что явление постоянного расширения сознания лежит в основании расширения наук, то не было бы преступного антагонизма. Ведь не опрокинуть хотим достижения, но расширить. Каждый ученый, который понимает закон расширения сознания, уже разбил стену предрассудков»

Беспредельность, 827

 

«Знание, знание, знание! Если бы люди больше задумывались над тем, что знание есть спасение, то не было бы и доли того страдания. Все человеческое горе происходит от невежества. Потому всякое расширение сознания есть сотрудничество с эволюцией. Всякое явление, преграждающее расширение сознания, – против эволюции; потому действия врагов преступны и карма их ужасна. Знание, будем твердить, явит конец страданию человечества»

Беспредельность, 828

 

«Нужно опять сказать ученым “Как теории Эйнштейна не опрокидывают законов Эвклида, но включают их; как третье измерение не опрокидывает законов плоскости, но бесконечно шире их, так же законы духовного знания бесконечно шире всех ваших, но включают их. Так бросьте антагонизм, он тормозит эволюцию”»

Беспредельность, 829

 

«Люди должны стремиться к неограниченному знанию. Нельзя приказывать не знать. Нельзя отнимать у человека право совершенствоваться».

АУМ, 97

 

«Нужно людям освободиться от всякого высокомерия по отношению ко всему им неведомому. Так можно постоянно замечать, что невежды утверждают оскорбительное суждение обо всем, что им недоступно. Необходимо, чтобы ученые первые показали пример достойный в широком допущении. Совершенно исключается эволюция, где люди не признают возможности познавания беспредельного. Повторяю, успех усовершенствования начинается от самоусовершенствования. Каждый, желающий примкнуть к Великому Служению, должен избавиться от высокомерия».

АУМ, 211

 

«Не будем оставаться в невежестве, когда знание стучится во все врата».

АУМ, 264

 

«Проследите развитие науки за последние полвека; можно изумиться прогрессу знания. Нужно в школах показать наглядно, чем была наука всего пятьдесят лет назад и что она достигла теперь. Такое поразительное сравнение может открыть глаза человечеству на возможности будущего. Нельзя быть настолько невежественным, чтобы запрещать развитие знания. Не человекоподобен, кто преследует науку! Повторим эту укоризну несчетное число раз, пока самое мохнатое мышление не устыдится.

Такое напоминание тем уместнее, что наука, даже при быстром росте своем, все-таки не выполнила и десятой доли сужденного ей на этот период. Причин много в косности человечества. Но все-таки прискорбно видеть, что лучшие двигатели науки не оцениваются. Люди хотят исследовать пространство, скромные стратосферные экскурсии, опыты телескопические, наблюдения над светилами – все вращаются в заколдованном круге, ибо не признана психическая энергия. Без нее останется детским занятием самый смелый полет. Без психической энергии не разглядеть пространственных путей.

То же самое происходит во всех областях науки. Неразумно пренебрегать высшей энергией. Точно во времена религиозных войн и гонений, смелые и прозорливые познаватели должны прятаться, как алхимики от инквизиции. Такое позорное положение недопустимо».

АУМ, 309

 

«Казалось бы, имеются общества, посвященные Высшей Мудрости, но при них нет отделов научных».

АУМ, 311

 

«Никто не может приказать не знать истину и не стремиться к ней».

АУМ, 337

 

 

«Наука должна укрепить пути к высшему познаванию. Наступило время, когда древние символы знания должны претвориться в научные формулы».

Братство, 425

 

«В школах должен быть введен предмет – синтез науки. Из него учащиеся усмотрят, как тесно связаны многие отрасли познания. Они увидят, как велик круг науки! Они поймут, что каждый ученый соприкасается с целым рядом научных областей. Если он не может вполне познать их, то, по крайней мере, должен понимать их задачи. <…> Не следует думать, что такой синтез может быть воспринят лишь в старшем возрасте. Именно в начальных занятиях дети особенно легко усваивают широкие взгляды. Конечно, изложение такого синтеза должно быть увлекательно».

Братство, 426

 

«Сближение миров будет проходить под знаком науки. <…> Пусть самые различные ученые ведут свои наблюдения. Ясно, что никогда до сего времени не замечалось так много феноменов учеными. Пусть они воспринимаются пока хотя бы утилитарно. Главное, чтобы на научных страницах остались наблюдения. Со временем такие обрывки будут соединены в одну систему».

Братство, 526

 

«Нужно всеми силами привлекать сотрудничество науки».

Братство, 528

 

«Люди не могут не признать новых условий, нахлынувших в жизнь. Возвращение к прошлому невозможно. Остается сгармонизировать новые приобретения. Для этого люди должны обратить внимание на так называемые гуманитарные науки. Нужно возродить искусство мышления. <…> Пусть разумное мышление поможет человечеству принять новый ритм и осознать Новый Мир, который приблизился. Истинно, уже вливается Новый Мир. Именно Новый Мир уже вошел в силу, истинно, в сиянии искр научных достижений».

Надземное, 255

 

«Урусвати знает, что мировоззрения, идеалистическое и материалистическое, суть понятия мнимые. Найдутся люди, которые скажут, что четыре осознания, названные Мною, будут понятиями идеалистическими и потому не отвечающими мировоззрению материалистическому. Они такие природные отрицатели, что даже не позаботятся рассмотреть каждое понятие с точки зрения материализма. Пусть они скажут, что научное изучение прошлого не материалистично так же, как и познание жизни дальних миров и скрытых энергий. Не будем говорить о Иерархии, ибо каждый из отрицателей имеет свою Иерархию и поклоняется ей даже больше того, чем мы имеем в виду. Так рассмотрим каждое понятие со стороны материализма и придем к заключению, что решительно все сущее есть материя. Но что же есть воззрение идеалистическое? Оно не может быть вне материи, хотя бы оно касалось высших ее слоев. Таким образом, видим, что оба названные мировоззрения будут плохими определительными. Человек стремится познать великую реальность. Человек для этого обладает мышлением. Человек пришел к правильному выводу, что мысль есть энергия, значит, реальные исследования будут действовать совершенно ощутимо. Человек идет по напряженной научной стезе. Нет таких высших понятий, которые бы не совмещались с научными подходами, если наука будет чиста и без предубеждений».

Надземное, 402

«Мы не ожидаем слепой веры и потому готовы принять вызов любых отрицателей, но просим их действовать научно. Невозможно огульно отрицать без научных доводов. Пусть отрицатели научатся привести такие данные, которые покажут невозможность Наших сведений о тонком мире. Пусть этот диспут не напоминает спора об обитаемости дальних миров. <…> Мыслитель предлагал согражданам для каждого решения найти научное основание».

Надземное, 452

 

«Пусть не умаляют великую эволюцию, пусть призовут все науки, чтобы рассуждать основательно. Лишь при научном методе люди признают значение эволюции».

Надземное, 453

 

«Урусвати знает, что произвольное наименование нарушает и искажает направление мысли. <…> Можно представить, что пугливые исследователи пытаются прикрыться привычными материальными наименованиями. Они хотят защитить себя от невежественных обвинений, но тем самым они призовут на себя осуждение будущих поколений. Пусть они взвесят, что почетнее – заслужить ли насмешки невежд или оказаться осужденными будущими поколениями. <…> Нужно прислушиваться к такому процессу, в основе которого лежит трусость.

Неужели человек еще долго будет раздроблять единое тело мироздания? Можно изучать даже отдельные былинки, но не забывая, какому великому организму они принадлежат. Нельзя рассматривать отдельные проявления, забывая, что они лишь звенья одной цепи. Кто лишен синтеза, пусть не прикасается к жизни мироздания.

Мыслитель поучал о Красоте Единства, из которого льются потоки энергии».

Надземное, 486

 

«Ученые вправе считать себя носителями культуры, но будем различать многие виды ученых, среди них немного найдется признающих значение будущего познания. Мы не будем делить науку на материалистическую и идеалистическую, надземную и земную. Пусть проявляется главное основание продвижения – психическая энергия должна быть применена к различным областям жизни. <…> Составьте список выдающихся ученых, которые уже работают над тонкими энергиями, и увидите, что в разных странах происходит движение, но оно лишено единения. <…> Смелый наблюдатель непременно соберет вокруг себя наиболее чутких сотрудников. Не нужно обвинять его в недостаточной специализации, психическая энергия требует широких наблюдений. Нужно собирать сведения из древнейших времен. Нельзя назвать такие записи выдумками. Наоборот, непредубежденный глаз найдет много научных указаний. <…> Наука будущего явится как источник самых возвышенных решений».

Надземное, 506

 

«Психология должна заниматься всеми научными областями, которые могут осветить будущее жизни земной. Мысль не имеет пристанища среди признанных наук, и психология может быть единственным оплотом изучения мысли, иначе говоря, психической энергии. Сейчас особенно необходимо поставить эти вопросы на научную почву. Но для этого требуется сотрудничество целого ряда ученых, располагающих различными лабораториями. Не стыдно ли, что до сих пор науки разделялись на отдельные лагеря, не имея связи между собою?»

Надземное, 511

 

«…Мы советуем во всем реально научное мышление. Даже самое возвышенное вдохновение должно быть укреплено наблюдением научным. <…> Даже в лучших верованиях служители их пытались сделаться учеными, чтобы тем легче найти основание для утверждения. Но не забудем, что познавание должно быть свободно от предрассудков. Немало ученых, которые представляют из себя ханжей, только подрывая прекрасную свободу науки. <…> Мы познавали и материально, и идеально, чтобы прийти к заключению, что оба образа мышления в своем высшем выражении приходят к единству».

Надземное, 532

 

«Ученые должны утверждать основы истины, если даже они опрокидывают прежние теории».

Надземное, 574

 

«…Разве существует запрет знанию? <…> Пусть наука без боязни рассматривает даже Незримое».

Надземное, 591

 

«Урусвати знает, что самое темное суеверие есть суеверие отрицателей. Они отказались от естественного познавания. Они насилуют науку, самовольно ограничивая ее. Они действуют бездоказательно, ибо их ложные уверения не обоснованы. Они называют себя учеными, забывая о принципе науки. Они зовут всех изуверами, но сами коснеют именно в изуверстве. Они настаивают на ненаселенности миров, но не могут доказать своих выводов. Наука под влиянием суеверов вступает на ложный путь. <…>

Наибольший срам человечества заключается в суеверии. Суеверы к тому же всегда высокомерны; в невеждах всегда гнездится это свойство. <…> Мы хотим, чтобы Надземное познавалось путем научным, путем исследований и наблюдений».

Надземное, 592

 

 «Должно ознакомлять народ с основанием психической жизни. Кто найдет к тому доходчивое слово, тот совершит великое деяние. Настало время, когда народ должен быть просвещен. Сделать это можно лишь научно, но не следует подходить с осуждением или отрицанием. <…> Если кто хочет быть реалистом, пусть он добросовестно познает. Плох реалист, одевший черные очки и заткнувший уши. <…> Пусть ученые готовят книги для народа и научно скажут о земном и надземном. Единство научного принципа пусть будет показано в лабораториях. <…> Век народный должен ознаменоваться истинным просвещением. Это будет Великим Служением, и каждый может в нем участвовать».

Надземное, 612

 

«Наука уже установила многие аналогии, которые способствуют познаванию тонкого мира. Нужно подтвердить, что научные выводы не противоречат достижениям психических исследований. Можно видеть, что в ближайшем будущем условия науки откроют человечеству уявление полной связи с реальным надземным миром. Многие выдумки будут рассеяны  строгим научным подходом».

Надземное, 613

 

«Не сжигают сейчас колдунов, но многие научные области считаются почти колдовством. Каждый может назвать многих людей, полагающих себя культурными, но которые не могут признать целые научные достижения. Могут быть издаваемы книги, могут открываться многие университетские кафедры, могут производиться опыты, засвидетельствованные достоверно, но почтенные деятели будут пребывать в ветхих предрассудках. Они не стыдятся называть себя циниками и ярыми  скептиками, когда проще назваться глупцами. Не беда, если какой-то глупец будет отрицать действительность, но многие из них занимают правительственные места и препятствуют просвещению».

Надземное, 614

 

«Нужно уметь становиться настоящим ученым, которому ценен истинный вывод, хотя бы он не отвечал его воззрениям. Научиться надо поступаться личными воззрениями ради истины».

Надземное, 632

 

«Явление науки мало помогает множеству людей, ибо даже в лучшем случае она остается в тесном кругу ученых. Необходимо дать выводы науки в широкие массы. Не будем бояться популяризации, ибо многие новейшие открытия должны стать достоянием народа».

Надземное, 637

 

«…Живое познание всегда будет распространительным, но не ограничительным. По этому признаку можно отличить истинную науку. Люди хотят во всем видеть материю, и они недалеки от истины, если допускают все разнообразие качества материи. Само слово материя хорошее и однородно с великим понятием Матери. <…> Сказано, что материя есть кристаллизованный дух, но можно сказать и наоборот [дух есть сублимированная материя], ибо все, от тончайших энергий, есть материя. <…> Пора возратить наименованию подлинное значение. Кто считает себя материалистом, тот должен почитать материю во всех ее разновидностях. Непозволительно называться материалистом и отрицать сущность материи. Между тем, как прекрасно изучать материю и сопоставлять с эволюцией, – только такой путь будет научным. <…> Мы желаем подойти ко всему с научной стороны».

Надземное, 638

 

«Между тем даже в признанных верованиях настойчиво указаны основные миры [плотный, тонкий и огненный] и даны намеки на возможность общения. Религии о том же говорят, но люди понимают как-то отвлеченно и не допускают, что наука может говорить о том же своим языком. Такова великая трагедия человечества!».

Надземное, 649

 

«Наука постепенно завоевывает новые области, и слово о тайноведении уже звучит каким-то вызовом. Познавание двигается вперед успешно, но и костры инквизиции уже отходят в прошлое. <…> Пусть настоящие честные исследователи займут место кичащихся оккультистов. Пусть и область тонких энергий будет изучаема учеными. Если уже в стенах университетов начинают уявлять внимание к тонким энергиям, то не нужны клички, которые только вносят смущение. Также обветшало и наименование метафизики. Явления природы от низших до высших принадлежат области физической. <…> Теперь же нет нужды загонять в науку в подвалы».

Надземное, 653

 

«…Биология и этика неразрывны. Когда-то это чувствовали и потом забыли, а теперь опять начали вспоминать. <…> Самый примитивный материалист не может отрицать научного значения биологии, и тем он приобщается к широким познавательным заданиям. <…> Биолог пытается отказаться от жизни и запереться в лабораторию. Но может ли истинная биология существовать без широких наблюдений в жизни?».

Надземное, 662

 

«Пусть все складывается целесообразно.  Для этого знакомьте детей от раннего возраста с Величием Мироздания. Микроскоп и телескоп пусть будут показаны малышам. Еще лучше, если их поведут на обсерваторию, такое зрелище врежется навсегда и даст особое направление мысли. Не нужно опасаться, что дети не поймут показанное. Они не только признают когда-то виденное, но получат радость. <…> Кроме того, знакомство с телескопом должно начаться раньше школьного возраста».

Надземное, 663

 

«Урусвати знает, что космография должна быть введена во всех школах как один из самых увлекательных предметов. Именно она должна включать все области мироведения. Если люди хотят преобразовать сознание народа, они должны ознакомить его с основами мироздания и сделать это научно и привлекательно. <…> Поистине, космография должна быть преподана увлекательно. При этом постоянно должны быть включены новые научные нахождения. Пусть и учебники будут составлены так, чтобы легко было дополнить их новыми  сведениями. Многие предметы будут синтезированы в обозрении Космоса. Астрономия, астрохимия, астрология и народные верования – все найдут место в научном объяснении. Наверное, отживающее поколение найдет такой предмет неосуществимым, но Мы имеем в виду молодых».

Надземное, 671

 

«[Жители городов] полагают, что уже достигли научных понятий, но не умеют включить в науку духовные познавания».

Надземное, 674

 

«Наука пусть шире ведет к познанию неограниченному».

Надземное, 676

 

«Так каждая область науки может открыть свой доступ к Надземному. Астрономия превратится в познание обитаемости миров. Физика даст место астрофизике. Химия не забудет астрохимию. Явление надземное украсит философию и психологию. Можно видеть, как физиология установит связь человеческого организма с Космосом. История позаботится найти ценные указания среди древних писаний. Можно предугадать, что радиопередача и телевизия откроют новые прогнозы о Надземном. <…> При этом будут подняты из праха оклеветанные науки, вроде астрологии и алхимии, и прочие познания тончайших энергий. Человечество может, не отвергая прежних достижений, обновить жизнь. Пусть только каждый скажет вместо слова “нельзя” слово “можно”. <…> Даже геология даст напоминание о напластованиях, происходивших при взаимодействии надземных причин».

Надземное, 679

 

«…Современная наука начала основываться век тому назад. <…> И теперь человечество доходит до следующей ступени, когда восстают древние истины и чувствуется необходимость синтеза».

Надземное, 685

 

«Нужно обратиться к физиологии, чтобы так называемая добродетель основалась на устоях научных. Нельзя держать народ на отвлеченностях. Наступает эпоха, когда даже самые высокие понятия должны быть обоснованы наукою. Не следует опасаться, что гуманитарные понятия пострадают, когда их коснутся все области науки; наоборот, можно лишь предвидеть широкое расширение сознания. Нужно приветствовать, если ученые исследуют основы нравственности с точки зрения физиологии и прочих наук, раскрывающих функции микрокосма».

Надземное, 698

 

«Синтез всегда полезен. Самые высшие научные соображения могут быть сказаны удобопонятно. Вообще следует назначать награды ученым, которые умеют выражаться удобопонятным языком».

Надземное, 699

 

«Урусвати правильно восстает против предрассудков и ограничений знания. Люди особенно любят говорить о свободе науки, и в то же время сами стараются пресечь научное сотрудничество. <…> Нужно, чтобы в школах твердили, насколько все научные области связаны между собою. Нужно предостерегать от предрассудков, ибо даже ученые страдают от этой отвратительной болезни. Не нужно забывать, что предрассудки бывают самой опасной преградой к постижению Надземного. Но приходит час и уже пришел, когда узнавание Надземного будет самой реальной наукой…»

Надземное, 707

 

«Лишь кажется, что наука двигается беспрестанно, на деле познавание подобно скачкам и замираниям. <…> Нужно напомнить широким массам об их забытых достижениях».

Надземное, 716

 

 

«Урусвати знает, насколько неразрывны биология и нравственность. В давнее время религии являлись крепкими звеньями, устремляя человека к высшему миру, но затем около религий свили гнездо преступление, суеверие и лицемерие. Люди начали искать иного разумного подхода к надземному миру. Познание и наука указали на возможности приближения  к высшему миру, но мыслители поняли, что наука без нравственного основания останется мертвой. Таким образом, Мы постоянно должны напоминать, что наука не может продвигаться без осознания живой этики. <…> Будем приветствовать познание, но сопроводим его пониманием нравственности. <…> Безнравственный ученый не есть сотрудник эволюции».

Надземное, 718

 

«Особенно нужно беречь естественные достижения, ибо наука часто вместо помощи оказывается затруднением. Посредственные ученые склонны к предрассудкам и полагают, что изгоняют суеверие, но на самом деле сеют новые вредные препятствия».

Надземное, 721

 

«Но приходит время, когда нужно понять все сокровища, которыми располагает человек. Нужно признать ту истинную науку, которая может заняться всеначальной энергией. <…> Мы настаиваем и призываем ученых признать начало энергетическое, около такой основы найдется место всем прочим учениям».

Надземное, 724

 

«Многие любят, чтобы все производилось на научном основании. Предоставим им возможность научного исследования. Наука уже распалась на множество ветвей, некоторые из них разделены такими, казалось бы, противоречиями, что невозможно найти единства. Но пусть ученые наблюдают психическое состояние разных исследователей во время их наибольшего умственного напряжения. Можно найти поражающее сходство в напряжении творческих центров. Философ и физик, географ и психолог будут равны в час их счастливых нахождений. <…> Наука познания есть Единое Древо, и ветви его могут расти лишь от единого корня».

Надземное, 727

 

«Урусвати знает, что психология должна быть преобразована в реальнейшую науку. Она должна быть реальнее, нежели физиология, но нужно, чтобы она начиналась в низшей школе и соответственно продолжалась во всех высших образовательных учреждениях. Все отрасли образования должны быть сопровождены основами психологии. <…> Психология должна изучать сокровенные силы человека. Она не только будет прислушиваться к древним философиям, но пойдет свободным научным путем. Но даже сравнительное изучение религий будет отделом психологии, ибо все верования имеют в основании познание надземного мира. <…> Нужно применить именно свободные научные методы, ибо жизнь во всех проявлениях дает пути к познаванию незримого мира».

Надземное, 728

 

«Но будем просить ученых, чтобы они оставались чуткими людьми и не отрицали каждого наблюдения, которое может повести к дальнейшему исследованию».

Надземное, 731

 

«Среди новых достижений науки будут указаны мощные эмоции радости и любви. Пусть человечество постепенно приближается к светлым двигателям и поймет, что каждая мысль о радости уже есть целебное начало. Даже среди горестей можно находить явление любви и сострадания. Пусть эти вехи помогут усталому путнику. Пусть ученые покажут, насколько ритм радости дает прилив психической энергии. Пусть наука разъяснит, насколько целебна мощь радости».

Надземное, 732

 

«Наука уже твердит о какой-то пространственной силе, но она не умеет объяснить, насколько лаборатория человека нуждается в токах пространственных. Не может человек приближаться к надземному миру, если он чужд осознанию пространственной энергии. Заметьте, что сейчас Мы называем всеначальную энергию пространственной, чтобы ученые не заподозрили нечто религиозное».

Надземное, 753

 

«Урусвати знает, что наука скоро установит вредоносный химизм, порождаемый унынием и завистью. <…> Вообще, необходимо разобраться в различных настроениях человека. <…> Полезно, чтобы человек чаще мыслил научными сопоставлениями. Не нужно полагать, что научные термины могут иссушить сердце, устремленное к тонкому миру. Надземная Лаборатория близка всему мирозданию».

Надземное, 762

 

«Можно находить благотворные химизмы, порожденные радостью. Болезни могут быть излечены радостью. Пора, чтобы наука начала исследовать ценности радости».

Надземное, 763

 

 «Урусвати знает, сколь многие отделы будут заключены в астробиологии. Целые институты будут посвящены изучению самых нужных человечеству областей. Пусть такие учреждения работают тесно с физическими и психическими заданиями. Наряду с астробиологией должна развиваться психобиология человека. Только в таком сотрудничестве можно осознать соотношение микрокосма с макрокосмом. Но, к сожалению, изучение психобиологии часто стоит уродливо. Общество психических исследований занимается феноменами, тогда как оно должно изучать нормальные жизненные явления».

Надземное, 765

 

«Также нужно избегать нелепых научных надстроек, они лишь рассекают единое научное тело. Вот говорят о парапсихологии. Но к чему такая надстройка, когда обширная область психологии вмещает все такие чердаки? Также метафизика существует, лишь когда физика не понята достаточно. Можно приводить много примеров, когда делили тело науки без всякой надобности. <…> Конечно, каждая наука содержит много отделов, но они должны быть ветвями Единого Древа».

Надземное, 766

 

«К чему возвращаться к суеверию прошлых веков, когда люди почитали Небо из страха перед грозою; не будем уподобляться дикарям, но воспримем научно мир надземный».

Надземное, 770

 

«Урусвати знает, насколько бережно нужно относиться к каждому продвижению науки. Пора отставить невежественное заблуждение о делении наук на утилитарные и отвлеченные; все науки жизненны. <…>  Потому необходимо начинать все научные курсы с философского обоснования, – так можно положить основание единства познания. Невозможно указать, какая область науки менее значительна. При современных поисках каждая наука может открыть новые горизонты. Можно вспомнить, как астрономия после сухих вычислений превратилась в науку мироздания. То же происходит и со многими науками, которые обретают свои истинные задания».

Надземное, 773

 

«Можно написать поучительную книгу о разложении человечества; ничто не помогает движению улучшения. <…> Также мало помогает относительно предубежденная наука. Но именно от науки следовало бы ждать очищения сознания. <…> Казалось бы, что такие аппараты, как радио, должны заставить подумать о передаче мысли, но на деле и это открытие прежде всего служит обману. Где же решение? Опять нужно обратиться к надземному миру. Следует воспринять его в полной реальности, только так можно остеречь безнравственного человека. Но как много должно быть совершено в этом направлении! Наука должна помочь; наука должна быть свободной; наука должна проникать в глубины сознания».

Надземное, 777

 

«Успех науки может поднять уровень человечества, при этом не нужно сковывать сознание какими-то предрассудками, но наука должна быть свободной при исследовании законов природы. Пусть ученые окажутся истинными просветителями».

Надземное, 781

 

 «…Наука без психической энергии есть нечто мертвенное».

Надземное, 796

 

«Знание есть неотъемлемое право человека. Свобода познания есть участие в эволюции. Каждый препятствующий свободе познавания есть враг эволюции. Нужно понять, насколько сокровище познания необходимо для надземного мира. Оно, как неугасимый свет, ведет путников надземного хождения».

Надземное, 798

 

«Наука, изучая нервную систему, неминуемо встретится с излучениями человека; она утвердит огненное начало, проникающее все. Много говорят об аурах, но совершенно не понимают причины и следствия их».

Надземное, 812

 

«Нужно надеяться, что наука займется изучением психической энергии».

Надземное, 817

 

«Люди мечтают о сношении с дальними планетами, но забывают, что им дана возможность сноситься с надземным миром. <…>  Мы должны усердно советовать ученым обратиться к изучению надземного мира <…> Может быть, правильно назвать жителей надземных сфер не духами, но именно обитателями».

Надземное, 818

 

«Явление значения сердца должно возрасти в ближайшем будущем; не только изучение мозга, но и познание всех качеств сердечной деятельности. Мы не ограничиваем изучение сердца только со стороны психической энергии. Пусть наука многообразно подойдет к широкому пониманию. Конечно, вся мозговая деятельность, вся нервная система, все выделения желез будут изучаться как каналы родника-сердца.

Ничто не должно быть умалено, но человек пусть помнит, в чем сосредоточен его бытия. Не упустим научных достижений различных народов, как древних, так и современных. Не нужно яро презирать старинные постижения, ибо в них можно найти проблески истины».

Надземное, 819

 

«Пусть учитель сумеет от первых лет сообщить учащемуся о мощи тонких энергий. Пусть учитель начнет любым путем приобщать молодых. Кому ближе астрономия, кому ближе космография, – пусть начнут изучать ее. Все науки могут устремить к Наивысшему. <…> Потому учитесь мыслить; познавайте радость мышления; успевайте среди любой жизни устремляться к океану радости».

Надземное, 823

 

«Пусть люди мыслят путем истинной науки. Если сердце еще не сможет подсказать, где истина, то научные выводы помогут человечеству приблизиться к путям надземным».

Надземное, 828

 

«Наука утверждает, как мощны надземные токи. Наука уже улавливает мысленные посылки. Во имя науки подобает заменить я мощным мы. Не прав творящий человек, полагая, что его творчество лично. Пусть он подумает о видимых и невидимых сотрудниках. Его труд не умалится, если он окажется достижением соборным».

Надземное, 831

 

«Невежество подкралось с неожиданной стороны. Ученость вместо расширения кругозора сузила его до невежественного отрицания. Казалось бы, ученые должны искать, но не заниматься отрицаниями. Воодушевление должно сходить на сознание ученого, и он должен оценить все значение такого понятия, но он унизил Руководство Сил Надземных и тем обессилил себя».

Надземное, 849

 

«Делимость всего Сущего беспредельна, но в каждой отдельной части можно найти нечто малейшее, нереченное. <…> Теперь наука пришла к пониманию того, что такая основная частица подлежит исследованию. Спрашивают, как алхимики при несовершенстве аппаратов могли познать тончайшую частицу бытия. Конечно, только путем психического познания. <…> Пусть наука пытается разрешить трудные проблемы, но пора признать значение психической энергии. Люди часто пытаются хвастать своим неверием и безразлично сваливают воедино многие несравнимые понятия. Мыслитель говорил кричащим о своем неверии: “Можете не верить, но вы должны знать”».

Надземное, 859

 

«Особенно сейчас можно наблюдать отравление излишком электричества и нагнетением так называемых радиоволн. Можно привести много примеров, как научные открытия  оказываются отравою человечества не только телесной, но и психической».

Надземное, 872

 

«Религии не могли обосновать значение нравственности, теперь религии не умеют найти общение с наукой. Великое Единство заменяется жалким разделением, но каждое раздробление есть символ бессилия. Куда же направится блуждающее человечество?»

Надземное, 884

 

«Можно представить себе, сколько самоубийств, прямых и косвенных, происходит! Но наука молчит о таком отравлении жизни. Не написаны книги о научном оздоровлении. Не произведены опыты над химическим составом слез радости, горя и гнева. Также не исследованы излучения и эманации тела. Между тем, такие исследования вполне доступны земным аппаратам».

Надземное, 893

 

«Уже знаете, что наука называет интуицией. Наука отводит много внимания интуиции и не отрицает, что человек в некотором нервном возбуждении может находить правильное решение. <…>  Наука еще не сумела оценить значение сердца. Древний мир не однажды указывал на мощь сердца, но рассудок увлекал к первенству мозга и тем затруднял ближайшее устремление. Явление сердца еще недавно считалось почти магическим, и люди узкой науки сторонились, чтобы не прослыть мечтателями. Целый словарь можно составить из изгнанных ценнейших понятий. Пожелаем ученым быть свободнее».

Надземное, 912

 

«Мы особенно настаиваем на научных изысканиях. Многие годы Мы повторяем, что наука приближается к верному пути познания внутренних сил человека, но в сущности мало сделано в этом направлении…»

Надземное, 913

 

«К сожалению, наука двигается слишком медленно. Наиболее значительные области остаются незатронутыми. Астрохимия называется фантазией. Лишь недавно внимание наблюдателей было обращено на солнечные пятна. Наиболее смелые ученые даже стали допускать влияние таких взрывов на психическую сторону человечества. Конечно, такие взрывы будут явлением очевидным. Но множество излучений дальних миров постоянно воздействуют на человека. Можно заметить, что люди нередко без причины недомогают и даже болеют. <…> Нужно изучать действительность, окружающую Землю».

Надземное, 922

 

 «Но, к сожалению, современная биология не может быть названа наукою жизни. Невозможно представить изучение жизни без психической, духовной жизни, без надземного мира со всеми его воздействиями на земную жизнь. Таким образом, современную биологию можно назвать лишь главою Книги Жизни. Мало кто задумывается над составом некоторых наук. Невозможно изучить астрономию без химии и астрохимии, без физики и астрофизики».

Надземное, 927

 

«Человечество должно изучать основы наследственности. Когда наука освободится от суеверий и ограничений, она сможет приступить к исследованию начал наследственности. Много нагромождений накопляется около человека. Наследственность личных воплощений, наследственность родовая, племенная, надземная и многие наслоения случайных встреч накладывают отпечаток и меняют психическую природу. Естественно, ограниченные ученые могут наблюдать наследственность лишь в пределах семьи, иначе говоря, в границах самых убогих. Редко могут заметить родовые признаки, обнаруживающиеся через некоторые поколения. Но не могут вести ученые наиболее тонкие наблюдения, ибо они отрицают воплощения и надземный мир. Невозможно наблюдать человека, поставив его в невежественные границы, но нужно надеяться, что наука освободится и получит истинные прозрения. <…> Мыслитель напоминал: “Освободите науку, спешите снять с нее оковы”».

Надземное, 929

 

«Некоторые прозорливые ученые чуют, что даже в самых блестящих открытиях чего-то недостает. Они внутренне понимают, что законы, ими открытые, только частичны и могут приобрести совсем  иные пределы. Но от малых лет никто не сказал им о законе духа. Они не нашли в себе смелости к неограниченному познанию. Можно привести примеры, как серьезные исследователи скрывали свои широкие наблюдения. <…> Они тайно читали труды великих мыслителей и никогда не сознавались в своих новых путях. Но представим себе, что все человечество из отрицателей превратилось в наблюдателей неограниченных, – какое продвижение науки совершилось бы! Можно понять, что сказание О Светлом Граде стало бы истиной. Мыслитель говорил: “Придет новый ученый, смелый и неограниченный”».

Надземное, 934

 

«Конечно, наука в будущем найдет многие испытания для лучших воздействий. При этом люди, знакомые с надземным миром, вспомнят все разнообразие излучений, которые, тем не менее, согласно распределяются по вибрациям. То же самое могло бы быть и на Земле, когда наблюдения ученых утончатся. Но какая же любовь к предмету должна проявиться, чтобы исследовать такие вибрации!»

Надземное, 935

 

«Щедрое богатство необозримой области надземного мира должно дать различные аспекты Сущего, но для ученых среднего уровня именно такое качество мешает признать исследования надземного мира как науку. Уже давно Мы настаивали на научном основании, но ученые хотят иметь точную науку. Они забывают, что такая точность [вероятно, речь идет о воспроизводимости результатов опыта] вполне относительна и зависит от многих причин. Ученые предпочитают медленно двигаться по проторенной тропе и страшатся заглянуть в Неведомую Область. Мы признаем последовательность научную, но не можем позволить ученым оказаться трусами. Они боятся неведомого проявления сил мироздания. Они не хотят понять, что сама неповторимость явлений должна быть для них увлекательна. Понимание неповторимости может заставить подумать о многих мешающих земных условиях. Истинный исследователь скажет: “Буду наблюдать тончайшие проявления. Среди различных условий, наверное, найдутся связующие нити и поведут меня в Новый Мир”».

Надземное, 945

 

 

 
  К началу страницы